Входит ли Турция в Евросоюз: соглашение и перспективы вступления

Входит ли Турция в список стран Европейского союза

Отношения между странами нередко влияют на возможность путешественников свободно перемещаться через границы. Идея включения Турции в Евросоюз рассматривается довольно давно, так как это государство развито и имеет соответствующее территориальное расположение. Однако вопрос не решен окончательно. «Турция в Евросоюзе или нет?». Именно это определяет прядок оформления визы и других документов.

Список стран-участниц Евросоюза в 2022

Круг государств, которые попали в ЕС, постоянно расширяется, несмотря на нереализованный пока выход Великобритании из союза. Нередко появляется информация о том, что те или иные члены Евросоюза не верят в его работу и рассматривают возможности отсоединения. Однако на 2022 год список стран-участниц составляют:

  1. Греция
  2. Италия
  3. Австрия
  4. Бельгия
  5. Болгария
  6. Венгрия
  7. Великобритания
  8. Германия
  9. Дания
  10. Ирландия
  11. Люксембург
  12. Португалия
  13. Кипр
  14. Латвия
  15. Испания
  16. Польша
  17. Румыния
  18. Словакия
  19. Франция
  20. Финляндия
  21. Швеция
  22. Словения
  23. Эстония
  24. Чехия
  25. Хорватия
  26. Нидерланды
  27. Литва
  28. Мальта

Однако есть государства, которые подали заявки на вхождение в ЕС, но не получили согласия. Их статус после принятия обращения рассматривается как позиция претендента на вступление в скором будущем.

Входит ли Турция в ЕС

Сегодня нередко возникает вопрос о том, является ли Турция страной Евросоюза. Она не включена в число членов ЕС, но подала заявку на это. Однако рассмотрение таких ходатайств обычно растягивается на неопределенный временной промежуток с возможностью выдвижения требований к стране-заявителю. Именно поэтому на вопрос: «Входит ли Турция в Евросоюз?» дают отрицательный ответ, но шанс на изменение ситуации у государства есть.

Действие шенгенской визы

При переезде в Турцию или при ее посещении на определенный срок приходится оформлять соответствующее разрешение. Однако такая необходимость продиктована особенностями отношений между странами.

Если между Россией и Турцией есть договоренности о режиме посещения, то для пребывания в государстве до 90 суток никаких дополнительных документов получать не надо.

Нужна ли виза в Турцию на поездку свыше этого срока? Однозначно, да. Однако это не шенгенская виза, а совершенно другой вид разрешения. Наличие шенгена не повлияет на возможность нахождения в государстве.

Соблюдение визового режима между странами Европейского союза и Турцией

Статус кандидата в ЕС предполагает тесное сотрудничество и некоторую помощь со стороны принимающих в осуществлении всех доработок и реформ. Однако с Турцией на практике ситуация многозначна, так как вряд ли заметным для нее стало попадание в список претендентов на членство. Еврозона кажется очень близкой, но пока недосягаемой.

На сегодняшний день между государствами ЕС и Турциеей дйствует визовый режим. Многие члены Евросоюза опасаются большого наплыва мигрантов, что пока препятствует установлению свободного пересечения границ.

Отношение европейской стороны к принятию Турции в ЕС

Процесс вхождения в Евросоюз обычно длительный и многоэтапный. Кроме того, к кандидату на членство выдвигаются различного рода требования, которые не всегда выполнимы сразу же. В рамках реализации процедуры существует специальная Еврокомиссия, которая следит за их исполнением.

Турция в ЕС не попадает до сих пор по разным причинам. Кроме того, отношение внутри союза к ее включению в состав членов неоднозначное. Основными мнениями, препятствующими окончательному вливанию, являются:

  • отдаленность турецкой культуры, уклада жизни, традиций от европейских;
  • отсутствие исполнения всех требований по соблюдению правовых норм, провозглашенных в странах ЕС;
  • территориальная проблема с Кипром;
  • озабоченность возникновением огромного потока мигрантов из Турции в страны ЕС с более высоким уровнем жизни;
  • приверженность большинства жителей исламу;
  • замедление процессов экономической модернизации, роста в государстве;
  • не до конца усовершенствованная политическая система.

Со стороны стран ЕС есть много противоречивых мнений о необходимости принятия в состав союза Турции (как отрицательных, так и положительных). Однако процесс присоединения нельзя назвать стандартным. Существует множество исторических моментов, которые создают негативный образ страны и заставляют сомневаться в необходимости ее принятия в союз.

Заключение

Турция все же в Евросоюзе или нет? Этот вопрос часто возникает у людей, далеких от ситуации на мировой политической арене. Итак, почему Турцию не принимают в Евросоюз? По ряду причин, среди которых некоторое несоответствие требованиям к странам-участницам, а также неоднозначное отношение к этому государству ряда западноевропейских держав. Кроме того, процедура входа достаточно сложна и многоэтапна. У Турции есть шансы на попадание в ЕС, но необходимо устранить различные внутренние проблемы в стране.

Турция в Евросоюзе или нет, отношения с ЕС

Европейский союз – самый успешный политический проект современности. Поэтому неудивительно, что для многих соседних государство вхождение в ЕС превратилось в главную цель внешней политики. Однако попасть в европейский элитный клуб непросто. Все сложности этого процесса наглядно иллюстрирует Турция, которая много десятилетий подряд пытается стать членом ЕС.

Входит ли Турция в Евросоюз или нет? Каковы ее перспективы в данном вопросе? Работает ли Шенгенская виза на территории этой страны? Ответы на все эти вопросы вы найдете в нашей статье.

  1. Есть ли членство в ЕС?
  2. Турция – часть Европы
  3. Как турки в ЕС вступали
  4. Перспективы и прогнозы
  5. Выгоды от вступления
  6. Возможные риски
  7. Возьмут ли Анкару в ЕС?
  8. Визовый режим

Есть ли членство в ЕС?

В настоящее время Турция не входит в состав Евросоюза. С 1999 года она имеет статус кандидата на вступление в данное объединение. Анкара неоднократно декларировала желание стать полноправным членом ЕС.

Турецкие политики не раз называли вступление в Евросоюз «стратегической задачей для их страны».

Читайте также:
Как уехать жить в Южную Корею на ПМЖ и на заработки в 2022 году

Турция – часть Европы

Часто спрашивают, Турция – это Европа или Азия? Турецкая республика – одно из самых больших и населенных государств Средиземноморского региона. Если говорить о географии, то большая ее часть расположена в Азии и только 3% территории – находится на европейском континенте. Формально Турция входит в Европу, поэтому она имеет все основания претендовать на членство в ЕС.

Не вызывает сомнения, что Турция – часть европейской цивилизации, неразрывно связанная со Старым Светом культурно и исторически.

Как турки в ЕС вступали

История взаимоотношений Турции и ЕС сложна и драматична. В 1949 году эта страна стала одним из основателей Совета Европы, в 1961 году она вошла в ОЭСР, в 1971 году – в ОБСЕ. Кроме того, Турция является влиятельным членом НАТО и региональной группы в ООН.

В 1963 году Турция подписала соглашение об ассоциации с ЕС. А в 1987 году Анкара официально подала заявку на вступление в Евросоюз. Потом в 1996 году между Турцией и ЕС был создан Таможенный союз, значительно упростивший взаимную торговлю.

В 1999 году Турция получила статус кандидата на членство в ЕС и даже была назначена дата финальных переговоров – окончание 2005 года.

Однако с тех пор мало что изменилось – турки так и находятся в «предбаннике» объединенной Европы, дальше их пока не пускают. Можно сказать даже более: за последние годы в вопросе вхождения Турции в ЕС произошел явный регресс.

Перспективы и прогнозы

Сегодня вообще непонятно, будет ли когда-нибудь Турция в Евросоюзе или нет. Для ЕС присоединение этой страны открывает серьезные перспективы, но и несет значительные риски.

Выгоды от вступления

Турция чрезвычайно важна для европейцев. Она владеет стратегическими черноморскими проливами, через ее территорию в европейские страны идет нефть и газ. Турция занимает крайне выгодное географическое положение, играя роль моста между западом и востоком. Она обладает мощной и развитой экономикой, которая могла бы внести весомый вклад в ВВП еврозоны.

Сторонники присоединения Турции к ЕС считают, что такой шаг превратит Европу в мощного геополитического игрока, добавит ускорение ее экономике, стабилизирует ситуацию в регионе.

Присоединив Турцию, ЕС мог бы серьезно усилить свои позиции на Ближнем Востоке, в Черноморском и Каспийском регионе. Анкара имеет большую боеспособную армию и серьезные специальные службы, поэтому ее вхождение в ЕС пойдет на пользу безопасности и стабильности в Европе.

Возможные риски

Кроме бонусов, есть и серьезные риски. Населения Турции – 82 млн человек. Для ЕС с его 450 млн жителей «переварить» такую страну будет сложно. Более того, речь идет о мусульманах, менталитет которых значительно отличается от большинства европейцев. Еще в 2005 году главный европейский дипломат Херман Ван Ромпей заявил, что Турция никогда не станет частью ЕС, потому что она мусульманское государство.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Если страну все-таки возьмут в ЕС, то она сможет образовать в Европарламенте крупную фракцию, способную серьезно влиять на принятие решений. Это едва ли понравится Германии или Франции.

Еще есть проблема беженцев. Сегодня они скапливаются на турецкой территории в лагерях. Если Турция станет частью ЕС, то границы исчезнут, а мигранты хлынут на континент.

Не стоит забывать и о вопросе северного Кипра. Он фактически оккупирован Турцией. Европейский союз не признает правительство Северного Кипра, а греки вообще считают эту часть острова своей территорией. Без решения этого вопроса о членстве в ЕС Анкаре можно забыть – Греция просто заблокирует любые переговоры об интеграции.

У возможного членства Турции есть серьезные противники. К ним, например, относится немецкий канцлер Меркель и президент Франции Саркози. Они считают, что политика нынешнего турецкого руководства противоречит принципам Евросоюза. Больше всего претензий у западных политиков вызывают нарушения свободы слова, притеснения женщин и различных меньшинств.

Следует отметить, что действующий турецкий президент Эрдоган далек от леволиберальной западной повестки. Более того, с каждым годом его риторика относительно Европы становится все более жесткой, а стиль правления – авторитарным.

Возьмут ли Анкару в ЕС?

Сегодня вхождение Турции в Евросоюз кажется маловероятным. Помимо перечисленных объективных трудностей, есть еще и субъективные моменты.

За последние годы энтузиазм турецких граждан относительно Евросоюза значительно поутих. Сегодня вступить в это объединение желает всего около 20% турецких граждан. Раньше эта цифра достигала 75%. С резкой критикой политики Брюсселя регулярно выступают высшие руководители страны, включая и президента.

В 2015 году Эрдоган заявил, что его стране больше не интересно вступление в ЕС. В 2017 году в Турции состоялся общенациональный референдум, результаты которого фактически превратили государство в президентскую республику. Это вызвало критику среди западных политиков и практически поставило крест на любых европейских перспективах.

Визовый режим

Визовый режим между Турцией и европейскими государствами важнейший вопрос для Анкары и Брюсселя. Переговоры об отмене виз для турецких граждан продолжались долгие годы, но не увенчались успехом. Сейчас в странах Евросоюза для них действуют стандартные требования – нужно получать Шенген.

Между Брюсселем и Анкарой было подписано соглашение, согласно которому Турции обещана отмена виз в обмен на прием беженцев, стремящихся в Европу. ЕС выделяет средства на их содержание в лагерях на турецкой территории. Однако отмену виз давать не торопится. Эрдоган несколько раз грозился «затопить» Европу беженцами, если брюссельские чиновники не выполнят свою часть соглашения.

Читайте также:
Входит ли Россия в ЕС в 2022 году

Граждане ЕС могут посещать турецкую территорию без особых проблем. Например, немцам для этого вовсе не нужна виза, а жители большинства других стран ЕС оформляют ее на сайте турецкого посольства по упрощенной процедуре. Это можно сделать за сутки. Дело в том, что туризм – важная отрасль экономики страны, а европейцы составляют значительную часть отдыхающих. Поэтому въезд для них стараются сделать максимально удобным.

Сделает ли Евросоюз безвизовый режим для турецких граждан – сложный вопрос. Европейцы явно опасаются, что вместе с турками в ЕС могут хлынуть поток мигрантов с Ближнего Востока.

Закрытое окно в Европу: почему вступление Турции в ЕС вновь откладывается на потом

На днях Европейская комиссия (ЕК) опубликовала отчет, в котором были обозначены перспективы вступления Турции в Европейский союз (ЕС). Согласно документу, проблема членства республики в ЕС зашла в тупик из-за таких вопросов, как верховенство закона, фундаментальные права человека и непрозрачность судебной системы.

Официальная Анкара посчитала постановление европейского органа проявлением двойных стандартов и не согласилась с критикой как внутренней, так и внешней политики.

Международная редакция Федерального агентства новостей разбиралась, как турецкие политики восприняли документ ЕК и с какими препятствиями республика сталкивается на пути в Европу.

Доклад Еврокомиссии

19 октября был опубликован отчет ЕК о процессе расширения Евросоюза, в котором были рассмотрены перспективы ряда стран Восточной Европы, в том числе Турции, по вступлению в континентальный блок.

Согласно документу, Анкара является ключевым партнером ЕС в таких важнейших областях, как миграция, борьба с терроризмом, экономика, торговля, энергетика и транспорт. Евросоюз также заявил о расширении диалога с Турцией в 2022 году, отметив заинтересованность в выстраивании взаимовыгодных отношений со средиземноморским государством.

The @EU_Commission just adopted its #EUEnlargement Package 2022! It consists of a main Communication & annual Reports with a detailed assessment of reform progress over the last year.

Однако особое внимание в отчете было уделено правам человека, верховенству закона и независимой судебной системе — вопросам, которые вызывают настороженность как в самой Турции, так и за ее пределами. В частности, авторы документа раскритиковали тот факт, что особые полномочия президента, введенные после попытки государственного переворота в 2016 году, до сих пор остаются в силе.

В Европе указали на усиливающееся давление на гражданское общество и осудили нахождение экс-сопредседателя прокурдской «Партии демократии народов» (ПДН) Селахаттина Демирташа и бизнесмена-мецената Османа Кавалы в местах лишения свободы, несмотря на постановление Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) об их освобождении.

Республику также раскритиковали за недостаточную борьбу с коррупцией и организованной преступностью. Помимо прочего, ЕК обеспокоена нестабильной ситуацией на юго-востоке страны, где Анкара крайне жестким силовым путем продолжает борьбу с отрядами «Рабочей партии Курдистана» (РПК), признанной террористической организацией в Турции.

Критике подверглась миграционная политика республики и бескомпромиссная позиция по кипрскому вопросу. Внешнеполитическая агрессия Анкары в Сирии, Ливии, Ираке и на Кавказе была охарактеризована как «противоречащая приоритетам ЕС». Также Еврокомиссия указала на неустойчивость турецкой экономики, которая, согласно докладу, не добилась никакого прогресса за отчетный период и в настоящее время вызывает серьезные опасения.

Read the remarks by . Commissioner @OliverVarhelyi at the press conference on the Enlargement Package 2022 . https://t.co/hIpwtuyKWx & watch the. recording of today’s press conference. https://t.co/HRfjMxJPcL#EUEnlargement pic.twitter.com/wHiehcVU8S

Европейский комиссар по вопросам расширения и политики соседств Оливер Вархели подтвердил, что Турция «убедительно» не отреагировала на озабоченность ЕСв отношении всех этих проблем.

«Таким образом, основополагающие факты, приводящие к застою в переговорах о вступлении Турции, все еще сохраняются», — констатировал европейский чиновник.

Ответ Анкары

Анкара прокомментировала доклад, традиционно опровергнув все тезисы ЕК. Министерство иностранных дел Турции заявило, что отчет демонстрирует двойные стандарты со стороны ЕС. Власти республики также обвинили блок в невыполнении своих обещаний и обязанностей по отношению к Анкаре.

«Мы не принимаем необоснованные претензии и несправедливую критику, в частности в отношении политических критериев и раздела о судебной системе и основных правах», — говорится в пресс-релизе внешнеполитического ведомства.

Согласно пресс-релизу МИД, угрозы, которые исходят от РПК, группировок сирийских курдов, «Исламского государства» 1 (ИГ 1 , террористическая организация запрещена в РФ) и движения гюленистов (FETÖ), не служат никаким иным целям, кроме удовлетворения антиевропейских и антитурецких радикальных кругов на континенте.

Анкара отметила, что готовность ЕС ежедневно поддерживать отношения с Турцией по принципу «отдавай и бери» только в областях, отвечающих его собственным интересам, неприемлема.

«Это новый пример непоследовательной позиции Евросоюза, указывающий на то, что наша согласованность с действиями ЕС в области внешней политики, региональных событий, безопасности, обороны и секторальных вопросов снизилась, и возникли конфликты интересов. Все это происходит в то время, когда Европейский союз блокирует нынешний диалог на высоком уровне и механизмы сотрудничества со страной-кандидатом Турцией по важнейшим вопросам», — отмечается в заявлении МИД.

Ведомство также назвало «предвзятым и несправедливым» подход Евросоюза касательно ситуации в Средиземном море и кипрской проблемы, подчеркнув, что эти темы якобы не входят в компетенцию европейского альянса. По мнению Анкары, позиция ЕС не способствует урегулированию вопроса и частую вызывает напряженность в отношениях между Турцией и блоком.

Читайте также:
Как получить вид на жительство при покупке недвижимости во Франции

В пресс-релизе МИД также выражено непонимание критики Евросоюза в отношении политики, проводимой Турцией с точки зрения критериев функционирования рыночной экономики. Как считает руководство республики, ЕС сам постоянно откладывает обновление Таможенного союза, а поэтому и вовсе не имеет право напоминать Анкаре о ее обязательствах.

Несмотря на несогласие с критикой европейцев, Турция все же заявила о намерении продолжать согласовывать свои действия с законодательством ЕС для дальнейшего вступления в европейский блок.

«Турция твердо придерживается своей стратегической приверженности членству в ЕС. Было бы выгодно для всех, если ЕС, принимая во внимание наши общие интересы, рассматривал Турцию как страну-кандидата [на вступление в альянс], а не как партнера, с которым можно ежедневно вести отношения по принципу «отдавай и бери», и действовал в соответствии с принципом pactasunt servanda (лат. договоры должны соблюдаться — прим. ред.)», — констатирует МИД республики.

Despite a recommitment by the Turkish president in April to secure full membership of the EU, the report claimed that Turkey was no longer serious about implementing the required reforms. https://t.co/GYzqBYUs7N

Путь к членству в Евросоюзе

С 1964 года Турция является ассоциированным членом Евросоюза и в 1987 году подала заявку на вступление в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) (предшественник ЕС). Анкара подписала соглашение о Таможенном союзе с ЕС в 1995 году и была официально признана кандидатом на полноправное членство в декабре 1999 года на саммите Европейского совета в Хельсинки.

Переговоры по этому вопросу стартовали в 2005 году, однако прогресс был медленным. Так, например, в 2009 году Республика Кипр заблокировала 6 глав переговоров, утверждая, что Турции необходимо сначала нормализовать отношения с Никосией. В 2013 году, после разгона Анкарой массовых демонстраций на стамбульской площади Таксим, Германия заблокировала начало новых переговоров с Турцией о вступлении в ЕС.

Соглашение о беженцах, заключенное в начале 2016 года между Анкарой и Брюсселем, должно было ускорить процесс интеграции и разрешить туркам безвизовые поездки по Европе, однако переговоры окончательно зашли в тупик. Впоследствии некоторые страны-члены ЕС подвергли критике сделку, указав на то, что руководство республики использовало миллионы сирийских беженцев в качестве рычага давления на Брюссель, чтобы получить больше денег.

— Kathimerini English Edition (@ekathimerini) October 19, 2022

После попытки военного переворота в Турции в июле 2016 года репрессивные действия руководства страны против оппонентов усилились. 6 июля 2017 года ЕП принял резолюцию, призывающую страны ЕС и Еврокомиссию приостановить переговоры об интеграции Анкары до тех пор, пока ее власти не внесут поправки в конституционную реформу. В данном случае речь идет о расширении президентских полномочий Реджепа Тайипа Эрдогана — инициатива была одобрена по итогам референдума.

В мае нынешнего года Европарламент опубликовал доклад, в котором говорится, что уровень отношений между Евросоюзом и Турцией достиг исторического минимума, в связи с чем ЕС должен полностью пересмотреть их. По мнению депутатов, Анкара все больше дистанцируется от ценностей и стандартов ЕС, и Брюссель должен официально приостановить переговоры о вступлении этой страны в блок, если средиземноморское государство не изменит свое поведение.

EU-Turkey relations at ‘historic’ low point: European Parliament https://t.co/Gxy9c9NODi

Четыре года назад и сам президент Эрдоган заявлял о том, что на фоне разногласий между Анкарой и Брюсселем его страна больше не нуждается в членстве в Евросоюзе, однако отказываться от переговоров не станет.

Тем не менее в начале этого года лидер Турции ясно обозначил: место Анкары — в Европе. А в мае Эрдоган подтвердил, что республика продолжает свои усилия по достижению членства в Европейском союзе, несмотря на «двойные стандарты и препятствия», с которыми она сталкивается. По его мнению, континентальный блок не сможет сохранить свою мощь без поддержки и вклада Турции.

Перспективы членства

Аналитик Королевского института Элькано и научный сотрудник Немецкого института международных отношений и безопасности Ильке Тойгур считает, что, хотя правительство Эрдогана и представило пакет судебных реформ и план действий в области прав человека, Анкаре еще предстоит предпринять конкретные действия, которые подтвердили бы приверженность верховенству закона.

В качестве примера демонстрации таких намерений политолог привела выполнение решения ЕСПЧ в отношении Османа Кавалы и Селахаттина Демирташа. Однако, как уже становится ясно, турецкий лидер не собирается выпускать этих людей на свободу.

«В период, когда отношения между Турцией и ЕС по большей части заморожены или даже хуже, было немного нереалистично ожидать того, чтобы Анкара предпринимала какие-либо новаторские шаги для сближения с ЕС», — сказала Тойгур в интервью Al Monitor.

По словам аналитика, в таких условиях европолитики стремятся сохранить альтернативные пути продвижения общих интересов с Анкарой. Так, в апреле председатель ЕК Урсула фон дер Ляйен и председатель Евросовета Шарль Мишель провели переговоры с Эрдоганом об обновлении Таможенного союза и управлению миграцией. Правда, тогда визит скорее ознаменовался скандалом со стулом.

Тойгур также напомнила о ратификации Турцией Парижского соглашения по климату. По мнению исследователя, этот шаг имеет потенциал для создания «некоторой синергии» между Турцией и европейским блоком.

Часть турецких аналитиков раскритиковала отчет ЕК. Так, председатель Центра экономических и внешнеполитических исследований (EDAM) Синан Ульген оказался разочарован тем, что Европа постоянно повторяет позицию Греции и Кипра касательно границ морских юрисдикции в Средиземном море.

«Создается впечатление, что все зависит от Турции, но на самом деле это не так. ЕС также должен обладать политической готовностью двигаться вперед», — сказал он в интервью Al Monitor.

Директор консалтинговой компании Eurasia Group, журналист Эмре Пекер в своем аккаунте в Twitter указал на реалистичность положения дел вокруг членства Анкары в европейском альянсе.

«ЕС называет все своими именами после десятилетия танцев вокруг реальности. Турция отвечает некоторым законным, но в основном усталым аргументом о двойных стандартах. Статус-кво гарантирует: [перспективы на] членство так же мертвы, как и с 2007/8, а транзакционные сделки определяют отношения», — считает он.

The #EU calls it like it is after a decade of dancing around the reality. #Turkey responds with some legit, but mostly tired double-standards argument. Status quo ensues: membership as dead as it has been since 2007/8, transactional deals driving relations https://t.co/BLtcTluK7F

Оппозиционная «Республиканская народная партия» (РНП), комментируя последний документ Еврокомиссии, подчеркнула, что рассматривает полное членство Турции в ЕС как фундаментальную цель на оси основополагающих ценностей основателя страны Мустафы Кемаля Ататюрка. По словам депутата партии Унала Чевикоза, вступление в «европейскую семью» позволит туркам стать «равными членами современного мира». К словам членов этой фракции стоит прислушаться, поскольку именно ее представители опережают Эрдогана по популярности согласно опросам.

Читайте также:
Двойное налогообложение с Гонконгом в 2022 году: подоходный налог на прибыль в стране

Депутат «Партии демократии и прогресса» (DEVA) Мустафа Йенероглу также считает вступление в ЕС неотъемлемой целью страны, в связи с чем власти должны предпринимать конкретные шаги в этом направлении.

«В докладе [Еврокомиссии] почти сфотографировано плачевное состояние Турции: демократические институты и механизмы не работают. Инструменты баланса и контроля ослаблены. Президент и правительство не предпринимают шагов для обеспечения независимости судебной системы», — отметил парламентарий.

DEVA’dan AB raporu değerlendirmesi: AB üyeliği vazgeçilmezdir https://t.co/gEn6vDTTSw

В свою очередь, официальная Анкара также подтвердила свой курс на Европу. Заместитель главы МИД Турции Фарук Каймакчи считает, что освободившееся место в Евросоюзе после Brexit может занять как раз Анкара.

«Мы считаем, что турецкое самосознание связано с Западом. И это будет подтверждено ее членством в ЕС. Для нас это все еще стратегический и продолжающийся процесс», — сказал чиновник.

По данным соцопроса, проведенного исследовательской компанией MetroPoll в феврале 20221 года, 58,4% граждан Турции хотели бы, чтобы их страна вошла в ЕС, а 30,5% — выступают против этого. При этом в статистике прослеживается тренд: с 2018 года число поддерживающих европейский вектор растет. Однако до показателей 2005 года еще далеко — тогда 75,9% однозначно говорили «за».

Возможно, рост проевропейских настроений вызван протестной реакцией на исламизацию и османизацию, отчетливо набирающих обороты. Светская прослойка страны, которая вдохновлялась идеями Ататюрка, тяготеет к Европе, а не к мусульманским государствам. Кроме того, большей части современной молодежи не близки консервативные посылы правящей «Партии справедливости и развития» (ПСР).

Однако граждане прекрасно понимают, что Турция находится в листе ожидания с 2005 года и все это время интеграция откладывалась на потом. Поэтому, даже несмотря на последние заявления Эрдогана и его правительства, едва ли стоит ожидать вступления Анкары в Евросоюз при действующей власти.

Таким образом, республика оказалась в тупиковом состоянии: с одной стороны, членство в евроблоке отвечает интересам большинства граждан и дает перспективы для сближения с так называемым «цивилизованным миром», с другой — ради евроинтеграции необходимо заняться децентрализацией власти, выполнять директивы Брюсселя и сбавить обороты во внешней политике. Сложно представить, что Анкара готова отказаться от перечисленных бонусов свободного плавания. Поэтому Эрдогану в свойственной ему манере придется играть на два фронта: обещать вступить в ЕС, но в то же время идти наперекор европейским ценностям.

Является ли Турция членом Европейского союза?

Многих людей, особенно путешественников, интересует вопрос о том, входит ли Турция в ЕС. Ведь долгие 20-ть лет турецкое государство не однократно предпринимало попытки вступить в Европейский Союз.

Как обстоят дела на сегодняшний день, и какие прогнозы у Турции на ближайшее будущее, расскажем вам в этой статье.

  1. Вступление Турции в Евросоюз. Немного истории
  2. Почему Турцию не впускают в ЕС?
  3. Близость Турции к России
  4. Список стран, входящих в Евросоюз

Вступление Турции в Евросоюз. Немного истории

Соглашение об ассоциации Турецкой Республики и Евросоюза было подписано еще в 1963 году. С этого времени Турция стоит у дверей европейского дома.

В 1987 году Турция подала заявку на вступление в ЕС, но формальный статус кандидата на членство получила только в 1999 году.

В 2005 году начались переговоры о вступлении Турции в Европейский союз.

Для вступления, Турецкое государство, в соответствии с европейскими требованиями, предприняло реформы национального законодательства для сближения норм ЕС с базовыми параметрами законов европейских стран. То есть, чтобы соответствовать всем европейским стандартам, нужно принять законы и правила Европы, а так же сделать свой вклад в будущее европейского государства.

Стоит отметить, что Турция является ассоциированным членом и входит в Таможенный союз с Европейским Союзом.

Но с 2005 года, когда были назначены переговоры о вступлении Турции в ЕС, европейцами было зафиксировано большое количество проблем, которые требуют дополнительной работы. И путь вступления опять затормозился.

Многие европейские чиновники, выступают за вступление Турции в ЕС. Объясняя это тем, что у этой страны крупная экономика и мощнейшая армия, которая сможет существенно усилить Европу.

Читайте также:
Бесплатная магистратура в Канаде для русских и украинцев

За счет географического положения Турции, и ее разносторонних связей на Ближнем Востоке, существенно расширится геополитическое влияние ЕС.

Богатство ресурсов и огромные исторические наследия восточных стран стали бы европейским достоянием.

Также вступление Турецкого государства в Евросоюз рассматривается как важный фактор стабилизации региона, где непрекращающиеся военные конфликты постоянно подпитывают поток беженцев в Европу. Сторонники вступления при этом утверждают, что Турция выполнила большую часть условий, поставленных ЕС.

Некоторые чиновники заявляют, что ЕС не стоит и далее отказывать стране, пребывающей в статусе кандидата уже много десятков лет и добившейся в области уважения прав человека за эти годы значительного прогресса.

Напомним, что Турецкая республика подписала Конвенцию о статусе беженцев, которая была принята в Женеве в 1951 году. Поэтому государство не может отказать в приёме вынужденных переселенцев.

Почему Турцию не впускают в ЕС?

Вместе с теми, кто хочет видеть Турцию в ЕС, есть и противники. И против выступают ключевые европейские чиновники, среди которых канцлер Германии Ангела Меркель и бывший президент Франции Николя Саркази. Правительство Республики Кипр, также высказывает противоречие, так как не хочет оккупировать северную часть острова.

Итак, рассмотрим все по порядку, почему Турцию не принимают в ЕС.

В результате военного конфликта (в 1974 г.) произошла оккупация северной части острова Кипр Турции. В результате было образовано государство — Турецкая Республика Кипр.

Этот акт был осужден Совбезом ООН. Между территориями установлена зеленая линия. Самопровозглашенное государство признала только Турция. Проблема до сих пор не решена. Осуществлять возврат территории Турция не собирается. На сегодняшний день фактически только южная часть острова входит в зону ЕС.

  • В Турции запрещено использовать курдский язык, на котором говорит национальное меньшинство. Евросоюз неоднократно давал рекомендации по снятию ограничений, но требование страной-заявителем так и не выполнено. В стране действует
    чрезвычайное положение в ряде регионов, где проживают курды

  • Есть мнение, что Турцию не впускают в состав ЕС, из-за близости с Российской Федерацией. Тесные отношения между двумя государствами не одобряются странами Европы
  • Турецкие власти раздумывают над введением смертной
    казни, в качестве ответа на попытку государственного переворота в стране. В 2016 году произошел внутренний конфликт, из-за чего были арестованы более 150 журналистов, задержано 10 оппозиционеров из парламента, попали под следствие более 2000 судей и прокуроров. ЕС смотрит на это отрицательно, и просит не вводить решение о смертной казни. Со стороны же Турции, этот вопрос не приемлемый и подрывает безопасность страны
  • Турция – многонаселенная страна (78 млн. человек). Вступление ее в ЕС может изменить расстановку в европейских руководящих органах
  • Огромную роль играет религиозный фактор. Европейцы относятся к христианской церкви, а с присоединением большого исламского государства, есть риск потери фундаментальных европейских ценностей
  • За долгие годы попытки Турции стать членом ЕС не обвенчались успехом. И стало понятно, что все действия зашли в тупик. Еврокомиссар по вопросам европейской политики Йоханнес Хан, заявил: «ЕС и Турция должны прекратить процесс вступления в союз».

«Было бы более честным для Турции и ЕС пойти новым путем и прекратить переговоры о присоединении», — сообщил Хан в интервью информационной немецкой газеты Die Welt.

По словам Хана, Турция и ЕС должны быть, наконец, честны друг с другом и если вступление невозможно, то следует сосредоточиться на вещах, которые осуществимы и реалистичны. Например, на сотрудничестве в области энергетики, борьбы с международным терроризмом, миграцией, решении проблемы разделенного Кипра.

Аналогичное мнение высказывал и канцлер Австрии Себастьян Курц: «Турция не может стать членом Евросоюза в связи с политическим курсом нынешних властей».

Если мнением отдельных лидеров, пусть даже и влиятельных,
можно было бы пренебречь, то заявление профильного европейского чиновника звучит как окончательный вердикт.

Со стороны турецких властей энтузиазма по поводу членства в
ЕС теперь тоже не наблюдается. Эрдоган не раз заявлял, что ожидание в очереди на вступление в Евросоюз «утомило» Анкару.

Турция, конечно, стремилась в Европу, но за прошедшее время
она научилась жить без неё. Эрдоган опирается во многом в своей риторике,
в адрес Евросоюза, на относительные успехи в диалоге с Россией. И европейцев может шантажировать своим сотрудничеством с Россией.

Близость Турции к России

По мнению экспертов, холодные отношения с Европой – это автоматическое сближение с Россией. Для России такая близость приемлема, но ситуация будет выигрышной лишь в том случае, если РФ не будет идеологизировать двусторонние отношения.

Если вспомнить ноябрь 2015 года, когда российский истребитель
Су-24 был сбит над сирийской территорией турецким F-16, отношения между двумя странами были испорчены. Владимир Путин назвал этот инцидент – ударом в спину. А Эрдоган долго не признавал вину Анкары в крушении Су-24. Лишь спустя год, отношения начали налаживаться, когда Эрдоган направил письмо с извинениями российскому президенту.

На сегодняшний день отношения между Турцией и Россией складываются как нельзя лучше. О чем говорит благоприятное развитие экономического сотрудничества по линии обороны и энергетики.

Газопровод из России «Турецкий поток» планируется ввести в эксплуатацию до конца 2019 года.

Эксперты убеждены, что решение по «Турецкому потоку» — знаковое для двух стран, свидетельствующее о восстановлении тесных экономических связей.

Но здесь, не все так гладко. Дело в том, что одна нитка ТП предназначена для снабжения турецкого рынка, а вторая — для газоснабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы (Греции, Болгарии, Венгрии, Сербии…). «Турецкий поток» — это фактически вариант запрещенного Европой «Южного потока» (по дну того же Черного моря с выходом в Болгарию и
далее в страны Южной Европы).

Читайте также:
Средняя зарплата в Дании в 2022-2022 годах

А вот отгружаемые объемы зерна из Кубани в турецкие порты уже бьют все рекорды. Также вырос товарооборот по продуктам растительного происхождения, черным металлам и алюминию.

Эрдоган продолжит шантажировать брюссельских бюрократов своим сотрудничеством с Россией, например, вступлением в ШОС.

ШОС – это Шанхайская Организация Сотрудничества.

Основана Китаем, Россией, Казахстаном, Таджикистаном,
Киргизией и Узбекистаном в 1996 году. Позднее к ШОС присоединились Индия и Пакистан, и сейчас ШОС — это гигантский рынок и примерно половина населения планеты. И присоединения к ней Турции, на сегодняшний день, может стать вполне реальностью.

Следует также понимать, что Турция не откажется полностью от отношений с Европейским Союзом. Но уже не будет это рассматривать, как принципиально важное вступление.

Население Турции почти равно Германии, размер ВВП близок к пятерке ведущих европейских стран. Так же турецкое государство входит в таможенный союз с Европой, и в нем, конечно же, останется. Все это законы рынка, без них никак.

Список стран, входящих в Евросоюз

Многие государства Европы экономически и политически объединены в Европейский союз, в котором действует безвизовое пространство, единый рынок и используется общая валюта.

В 2022 году этот союз состоит из 28 европейских стран.

На данный момент Великобритания планирует выход из ЕС. Еще в 2015 начались первые предпосылки выхода. В 2016 году прошел референдум, результатом которого за выход из Евросоюза проголосовало чуть больше половины населения — 51,9%.

Выход Британии из ЕС планируется до октября 2019 года. Туристам, которые планируют отправиться в Англию, лучше следить за этой информацией.

Турция делает новую попытку стать членом Евросоюза

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу призвал Брюссель пересмотреть политику расширения Евросоюза, сообщает турецкое издание Daily Sabah.

На этой неделе чиновник направил послание верховному руководителю ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Жозепу Борреллю. В нем сказано, что политически мотивированные препятствия, выдвигаемые на пути присоединения Турции к ЕС, существенно подрывают доверие между странами.

В письме Чавушоглу также говорится, что переговоры о вступлении должны основываться на интересах Евросоюза в целом, а не на национальных интересах некоторых государств-членов ЕС.

Турция возродит Европу?

О том, что полноправное членство в ЕС остается стратегической целью Турции, министр Чавушоглу говорит уже несколько лет. Но не слышит убедительной ответной реакции. Фактически руководство ЕС уходит от ответа, считает министр.

Между тем, ряд проблем, связанных с возможным членством Турции в ЕС, явно надуманны. По словам министра, Турция готова к переговорам с ЕС на любые темы.

«Некоторые в Европе полагают, что Турция слишком крупная по численности населения страна и 82 миллиона граждан позволят Анкаре сформировать крупную фракцию в Европарламенте»,

— говорил ранее Чавушоглу.

По его словам, есть также категория политиков, «возмущенных» тем, что большая часть населения Турции — это мусульмане.

«Если Евросоюз — это политическое объединение, сформированное по религиозному признаку, то эти политики правы в своих измышлениях», — возмущался турецкий чиновник в апреле прошлого года на заседании глав МИД стран-членов Вышеградской четверки.

Анкара убеждена, что расширение ЕС за счет Анкары придаст ускорение вялому экономическому росту союза, остановившемуся на отметке менее 1,5% ВВП.

«Турция за долгие годы внесла весомый вклад в обеспечение безопасности и стабильности в Европе, процветание европейских стран. Однако наибольший вклад Анкары в развитие континента станет возможным после принятия Турции в полноправные члены ЕС», — говорится в послании Чавушоглу, обнародованном 9 мая прошлого года в связи с Днем Европы.

Чавушоглу считает, что ЕС находится на распутье. Либо Европейский союз станет глобальной силой, либо подчинится «внутренней политической динамике, которую определяют популистские и экстремистские движения». Второй подход отдалит Турцию от ЕС, предупреждает турецкий министр.

Brexit вдохновил Турцию

Расширение за счет новых членов является одним из пунктов стратегии Евросоюза, рассчитанной до 2024 года. Реформировать ЕС впервые за последние годы предложил теперь уже бывший глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Он, возможно, ограничился бы косметическими мерами. Но после того, как в 2016 году Британия проголосовала за выход из союза и начала с трудом, но продвигаться к этой цели, было объявлено о назревшей реформе в целом.

И при новом руководстве Евросоюз не отказывается от планов расширения.

Заявку на вступление в ЕС в разное время подали такие страны, как Сербия, Албания, Македония и Черногория. Не исключено, что за ближайшие пять лет их примут в ЕС или хотя бы в его «предбанник».

Двери открыты и для вступления в зону евро. К еврозоне в перспективе нескольких лет должны присоединиться все восточноевропейские члены ЕС. Процесс идет не без труда, поскольку количество противников перехода на единую валюту в этих странах растет.

Турция направила заявку на членство в ЕС еще в 1987 году. Соглашение о Таможенном союзе между Турцией и ЕС было подписано в 1996-м. С тех пор Анкара пытается вступить в Евросоюз. В 2005 года страна официально стала кандидатом на вступление.

Читайте также:
Уровень жизни, налоги, зарплаты и цены в Венгрии в 2022-2022 годах

Но процесс фактически был заморожен. В конце прошлого года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявлял, что обещания о членстве Турции в ЕС не сдержаны, переговоры с Брюсселем могут быть остановлены. Реальной причиной, по которой страну не принимают в Евросоюз, является вероисповедание, отмечал Эрдоган.

Шансы Турции на вступление и после смены руководства ЕС не велики, считает Сергей Суверов, старший аналитик «БКС Премьер».

«Проблема в растущем авторитаризме политической системы Турции, не сочетающимся с демократическими стандартами ЕС, а также волатильной экономической ситуацией, неустойчивостью курса лиры», — говорит эксперт.

Вхождение Турции в ЕС значительно облегчило бы беженцам попадание в Европу, но именно этого опасаются власти большинства европейских государств.

«Вызывают серьезные опасения у европейских структур и сложности в отношениях Турции с Кипром на фоне проблемы оккупированных северных территорий», — добавляет Суверов.

Наконец, «рокировка» по типу Британия на выход, а Турция на вход выглядит весьма спорной идеей даже в глазах толерантной европейской общественности, заключает эксперт.

Нужна ли Турции Большая Европа?

Авторизуйтесь, если вы уже зарегистрированы

Д.полит.н., зав. Центром сравнительных исследований власти и управления НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, профессор, эксперт РСМД

Невзирая на впечатляющие успехи последних лет, Турция до сих пор не сделала стратегический выбор между курсом на становление в качестве глобальной и открытой силы и ориентацией на «мусульманскую патриархальность». Мы полагаем, что сегодня Турция нуждается в более многосторонней и более прагматичной повестке, которую представляет собой строительство Большой Европы. При этом, чем раньше Турция начнет активно участвовать в обсуждении проекта Большой Европы, тем выше вероятность того, что данный проект будет соответствовать именно ее ожиданиям и интересам.

Невзирая на впечатляющие успехи последних лет, Турция до сих пор не сделала стратегический выбор между курсом на становление в качестве глобальной и открытой силы и ориентацией на «мусульманскую патриархальность». Выбор в пользу первой опции традиционно рассматривался исключительно сквозь призму перспективы членства страны в Евросоюзе. Однако в настоящее время можно констатировать крайне высокую степень неопределенности в отношении самого вопроса о вступлении Турции в ЕС, характера процесса вступления, а также возможных последствий (в случае его реализации). Мы полагаем, что сегодня Турция нуждается в более многосторонней и более прагматичной повестке, которую представляет собой строительство Большой Европы. При этом, чем раньше Турция начнет активно участвовать в обсуждении проекта Большой Европы, тем выше вероятность того, что данный проект будет соответствовать именно ее ожиданиям и интересам.

Проект строительства Большой Европы в последнее время вызывает живой интерес у экспертного и политического сообщества. Три полюса чрезвычайно разнообразных и асимметрично устроенных пространств – Россия, Европейский союз и Турция – и характер их взаимоотношений играют решающую роль с точки зрения перспектив становления Большой Европы как «сообщества безопасности». Между тем усиливающаяся конкуренция между полюсами ведет к обратному результату – формированию асимметричной многополярности внутри самой Большой Европы. Сохранение и укрепление этой тенденции означает поддержание системы, которая, по сути, дисфункциональна и порождает нестабильность. Более того, дальнейшее «расхождение» полюсов и их конкуренция друг с другом за сферы влияния (частично располагающиеся на территории Европы) ведут к стратегической периферизации европейского континента в силу утраты конкурентоспособности в глобальном мире.

Усиливающаяся конкуренция между полюсами ведет к обратному результату – формированию асимметричной многополярности внутри самой Большой Европы. Сохранение и укрепление этой тенденции означает поддержание системы, которая, по сути, дисфункциональна и порождает нестабильность.

Императивная предпосылка изменения ситуации заключается в работе по предотвращению появления и закрепления новых разделительных линий в Европе.

В то же время одна из важнейших предпосылок создания Большой Европы заключается в том, что каждый полюс должен найти в ней свое место. Каждый полюс должен понимать привлекательность этого проекта и принимать его, исходя не только (и не столько) из цели повышения общего блага для всей Европы, но, прежде всего, из цели повышения блага для своей страны. Иными словами, каждый полюс должен четко осознавать собственную рациональность участия в Большой Европе. Отсюда возникают непраздные вопросы: зачем Большая Европа Турции? Что более выгодно этой стране: принимать активное участие в строительстве Большой Европы или ограничивать свою европейскую повестку перспективой членства в Евросоюзе и работать только на этом направлении?

Турция: большие успехи и глубокие расколы

О Турции сегодня говорят и пишут все больше. Располагаясь на перекрестке Азии и Европы и связывая Черное и Средиземное моря, эта страна занимает ключевое геостратегическое положение. Темпы развития Турции поражают: за последнее десятилетие экономика выросла почти в три раза; сегодня турки в среднем всего на 30% беднее граждан Евросоюза. Турцию называют «важнейшим политическим экспериментом», имея в виду проект создания страны мусульманской, демократической, светской, экономически стабильной и связывающей Евросоюз с Ближним и Средним Востоком. Вместе с Бразилией, Индией и Индонезией Турцию относят к числу «глобальных колеблющихся государств» («global swing states»). Для каждого из этих четырех государств характерны большая развивающаяся экономика, стратегическое географическое положение и приверженность демократическим институтам. Критически важно и то, что роль этих государств в международных отношениях точно не определена (колеблется). Именно смешанные политические ориентации придают им больше веса и значимости, чем это можно было бы предположить, принимая во внимание размер их населения и экономики [1].

Читайте также:
Рейтинг стран мира по уровню демократии в 2022 году

Однако это только часть истории. Невзирая на значимые успехи, страна политически разобщена, стратегический выбор между курсом на становление в качестве глобальной и открытой силы и ориентацией на «мусульманскую патриархальность» еще не сделан. Раскол в Турции действительно глубок и имеет множество измерений. Большинство экспертов интерпретируют его как новейшую стадию длительной борьбы между исламизмом и кемалистским секуляризмом. Другие указывают на традиционный раскол между консервативной Анатолией и современным Стамбулом, между эгалитаризмом и элитизмом, между демократическим и авторитарным политическим выбором [2].

Кроме того, в стране усиливается «свежий» территориальный раскол, связанный с таким относительно новым процессом в частном секторе, как быстрый подъем «анатолийских тигров». Этим термином обозначаются представители среднего класса консервативных убеждений, проживающие преимущественно в юго-восточных регионах Турции. Для них вопрос о членстве страны в Евросоюзе вовсе не является приоритетным, напротив, они поддерживают поворот турецкой внешнеэкономической стратегии в сторону государств Ближнего и Среднего Востока, а также Северной Африки. Именно эти территории видятся «тиграм» как перспективные для ударного освоения рынков – они близки географически и культурно, к тому же уровень конкуренции там пока относительно низок. Фактически анатолийский средний класс выступает своего рода промоутером сближения Турции с восточными и южными соседями. Имидж Евросоюза среди турецкого населения ухудшается довольно быстрыми темпами. При этом надо понимать, что сохранение и укоренение этой тенденции в долгосрочной перспективе может стать серьезной проблемой не только в отношении вступления Турции в Евросоюз, но и в отношении менее амбициозной задачи – развития политического сотрудничества с ЕС.

Чем грозит Турции невступление в ЕС?

Невступление в ЕС чревато «утечкой» из страны «креативного класса», способно привести не только к свертыванию реформ в стране, но и к подчеркнутому культивированию отторжения по отношению к ЕС.

Отношение Турции к Европе традиционно рассматривается сквозь призму перспективы членства страны в Евросоюзе. Действительно, вступление Турции в ЕС – это во всех отношениях процесс экстраординарный. Вопрос о полном членстве в Евросоюзе – это, несомненно, ключевой вопрос для будущего страны, для ее стратегического выбора, причем не только внешне-, но и внутриполитического. За последние десятилетия множество стран вступали в международные организации, но ни для одной из них вопрос о выборе стратегической траектории не стоял столь открыто и остро, как для Турции [3].

При этом невступление в ЕС часто ассоциируется с многочисленными бедами для Турции. Во-первых, говорят о том, что это чревато «утечкой» из страны «креативного класса», ориентированного на ценности свободы слова, СМИ, собраний и ассоциаций, а также личную свободу. Для «креативного класса» присоединение Турции к ЕС, причем реальное, а не просто запланированное, по умолчанию служит гарантией ориентации на эти ценности. Во-вторых, невступление в Союз способно привести не только к свертыванию реформ в стране, но и к подчеркнутому культивированию отторжения по отношению к ЕС [3]. Более того, поскольку формально в Турции уже действуют демократические институты, она рискует попасть в ловушку гибридного режима, т.е. оказаться в неэффективном равновесии между формально существующей демократией и слабым авторитаризмом.

В Брюсселе, естественно, понимают, что в случае затягивания переговорного процесса разочарованное турецкое руководство будет продолжать дистанцироваться от Евросоюза – и политически, и идеологически. Отсутствие значимых достижений и четкого сигнала относительно сроков позитивного завершения процесса переговоров будет иметь, помимо прочего, серьезные негативные последствия для восприятия ЕС мусульманским сообществом, проживающим в Европе. Для этого сообщества результат переговоров по Турции – это своего рода тест относительно места и роли мусульман на континенте.

Чем грозит Евросоюзу вступление Турции?

В то же время для самого Евросоюза вступление Турции может обернуться многочисленными проблемами. Действительно, членство этой страны, вне всяких сомнений, окажет глубокое влияние на все стороны функционирования Союза – и материальные (речь идет о неизбежном перераспределении финансовых ресурсов), и ценностные. Поэтому решение о приеме Турции в ЕС не может быть принято исключительно на основе продвижения к Копенгагенским критериям. Большую роль будут играть, по крайней мере, три дополнительных фактора: материальные издержки членства страны в Евросоюзе, восприятие ее «европейскости» и собственно внутренняя динамика развития ЕС [4].

Особый характер вопроса о присоединении Турции проявляется и в переговорном процессе: впервые в истории расширения Евросоюза переговоры характеризуются как «процесс с неопределенным результатом, процесс, исход которого не может быть гарантирован заранее». Таким образом, ЕС фактически резервирует за собой право отказаться от ведения переговоров о членстве Турции [5]. Необходимо учитывать и сам характер процесса принятия решений в Евросоюзе, касающихся приема новых членов. Так, основной приоритет Турции лежит даже не в сфере приспособления к acquis communautaire (т.е. ко всему массиву законодательства, правовых актов и решений Европейского суда, которые и составляют в совокупности европейское право), но в сфере развития политического диалога со всеми без исключения странами-членами ЕС (при соблюдении, естественно, собственных интересов). Сложнейшая задача заключается в преодолении сотен возможных вето, которые потенциально могут быть выдвинуты любой страной ЕС по любому вопросу. Поэтому переговоры о вступлении Турции имеют однозначно политический характер – вне зависимости от того, какой вопрос обсуждается. По результатам переговоров будет принято политическое решение [6].

Решение о приеме Турции в ЕС не может быть принято исключительно на основе продвижения к Копенгагенским критериям. Большую роль будут играть, по крайней мере, три дополнительных фактора: материальные издержки членства страны в Евросоюзе, восприятие ее «европейскости» и собственно внутренняя динамика развития ЕС.

Помимо этого, степень неопределенности, связанной с процессом присоединения страны к ЕС, повышается вследствие необходимости преодоления последствий глобального финансово-экономического кризиса и обсуждения дальнейшей судьбы еврозоны.

Читайте также:
Как уехать жить в Южную Корею на ПМЖ и на заработки в 2022 году

Внутри ЕС вопрос о вступлении Турции вызывает раскол и в элитах, и в обществе. Национальные элиты стран-членов ЕС чрезвычайно далеки от консенсуса по этому вопросу: одни поддерживают идею полной интеграции, другие настаивают на формате «привилегированного партнерства». Так, еще в 2009 г. Николя Саркози прямо заявил, что Турция не должна рассчитывать на полное членство, но должна быть тесно связана с ЕС и экономически, и через институты, обеспечивающие безопасность [7]. Выбор в пользу «привилегированного партнерства» представляется весьма проблематичным: согласованное определение этого понятия отсутствует, ясно лишь, что в этом случае Турция по своему статусу окажется где-то посередине – между ассоциацией (этот статус она уже имеет) и полным членством. Конечно, ЕС может поставить цель наращивать роль Турции в своих институтах и политических программах. Однако такое расширенное участие (в ограниченном круге направлений деятельности) явно не может быть привлекательным предложением для страны, которая уже очень давно стремится именно к полному членству, а не к промежуточным формам [8]. Граждане Евросоюза также не спешат высказываться в пользу вступления Турции. Напротив, согласно опросам, 78% австрийцев, 63% немцев и 61% французов выступают против реализации этого проекта. Эти цифры говорят о том, что само по себе принятие политического решения на уровне элит (даже в случае преодоления многочисленных потенциальных вето) не будет означать, что «Турция уже в Европе». Очевидно, что вопрос о заявке Турции на членство в ЕС должен рассматриваться с учетом как институционального компонента, так и того, который относится к восприятию гражданами ЕС общей идентичности [9].

Большая Европа как многосторонняя и прагматичная повестка для Турции

Было бы очевидной ошибкой «усекать» отношения Турции с Европой до проблемы членства в Европейском союзе. Турция нуждается в более многосторонней и более прагматичной повестке, особенно учитывая то, что в последние годы активно разворачивается процесс диверсификации ее внешнеэкономической политики: турецкие компании разрабатывают комплексные стратегии интернационализации [10]. Такой повесткой и одновременно «мотором» дальнейшего развития «турецкого эксперимента» могла бы стать работа по строительству Большой Европы. Подчеркнем, что строительство Большой Европы вовсе не отменяет вопроса о членстве Турции в Евросоюзе; речь идет о двух разных, но не взаимоисключающих повестках.

Активное участие в строительстве Большой Европы даст Турции возможность приступить к решению сразу нескольких важных задач. В частности, идея Большой Европы позволяет ей снять исторический груз маргинальности и сформировать позитивную повестку присоединения и включенности в дела европейского континента [11]. Проект Большой Европы естественным образом снимает вопрос о культурно-конфессиональных отличиях Турции, которые столь значимы для граждан ЕС. Кроме того, проект позволяет в полной мере реализовать преимущества уникального геополитического положения этого государства – как моста между ЕС и Россией [12]. Турция заинтересована в развитии связей с обоими полюсами – такова геополитическая реальность (и специфика) этой региональной державы. Верно и обратное: другие полюса также заинтересованы в Турции, позиция которой может оказаться ключевой с точки зрения структурирования Большой Европы.

Строительство Большой Европы вовсе не отменяет вопроса о членстве Турции в Евросоюзе; речь идет о двух разных, но не взаимоисключающих повестках.

Наиболее перспективным для Турции представляется подход, базирующийся на следующих положениях.

Во-первых, работа на Большую Европу позволит несколько снизить накал страстей относительно членства страны в ЕС, показав Брюсселю, что у Турции есть и альтернативные варианты подключения к происходящему на континенте.

Во-вторых, участие в Большой Европе может помочь Турции преодолеть скептицизм в отношении нее ряда европейских стран, даст возможность для развития неформальных связей и выстраивания отношений с отдельными странами-членами.

В-третьих, чем раньше Турция начнет активно участвовать в обсуждении проекта Большой Европы, тем выше вероятность того, что этот проект будет соответствовать именно ее ожиданиям и интересам (выбор варианта развития проекта из нескольких возможных будет зависеть, в том числе, и от участия Турции).

И последнее: Большая Европа нужна не как абстрактное общее благо, она выгодна именно Турции и именно в настоящий момент.

1. Kliman D., Fontaine R. Global Swing States: Brazil, India, Indonesia, Turkey and the Future of International Order. Report: The German Marshall Fund of the United States. November 2012.

2. Cagaptay S. Turkey at the Crossroads // Los Angeles Times, 06.03.2013.

3. Arvanitopoulos C., Tzifakis N. Introduction // Arvanitopoulos C. (ed.) Turkey’s Accession to the European Union: An Unusual Candidacy. Berlin: Springer-Verlag, 2009. P. 1.

4. Müftüler-Baç M. Turkey’s Accession to the European Union: The Impact of the EU’s Internal Dynamics // International Studies Perspectives. 2008. № 9(2). P. 204–205.

5. Nugent N. The EU’s Response to Turkey’s Membership Application: Not Just a Weighing of Costs and Benefits // Journal of European Integration. 2007. № 29(4). P. 494–495.

Читайте также:
Рейтинг стран мира по уровню демократии в 2022 году

6. Jørgensen K.E., LaGro E. Conclusions and Perspectives: Whither Turkey’s Accession? // Jørgensen K.E., LaGro E. (eds.) Turkey and the European Union. UK: Palgrave Macmillan, 2007. P. 222.

7. Sakwa R. Russia and Turkey: Rethinking Europe to Contest Outsider Status. Paris: Ifri Russia/NIS Centre, 2010. P. 18.

8. İçener E. Privileged Partnership: An Alternative Final Destination for Turkey’s Integration with the European Union? // Perspectives on European Politics and Society. 2007. № 8(4). P. 415–438.

9. Dostál P., Akçalı E., Antonsich M. Turkey’s Bid for European Union Membership: Between «Thick» and «Thin» Conceptions of Europe // Eurasian Geography and Economics. 2011. № 52(2). P. 214; Carkoglu A., Rubin B. (eds.) Turkey and the European Union: Domestic Politics, Economic Integration and International Dynamics. L.: Frank Cass, 2005.

10. Kutlay M. Skating on Thin Ice: The Political Economy of Turkish Foreign Policy over the Last Decade. ISPI Analysis № 226, December 2013. P. 3.

11. Sakwa R. Russia and Turkey: Rethinking Europe to Contest Outsider Status. Paris: Ifri Russia/NIS Centre, 2010. P. 21.

12. Cohen S. Turkey’s Emergence as a Geopolitical Power Broker // Eurasian Geography and Economics. 2011. № 52(2). P. 225.

Иммиграция в Латинскую Америку: способы переезда

Иммиграция в Латинскую Америку в последнее время набирает все большие обороты. Это географическое направление интересно по нескольким важным причинам. Иммигрантов привлекают не только живописные красоты экзотических стран, но и благополучные бизнес-среда и условия жизни, а также возможность быстро и без особых пертурбаций получить ВНЖ, а впоследствии — и гражданство страны.

Наиболее активно иммигранты «оккупируют» Уругвай. Его еще именуют латиноамериканской Швейцарией: в этой стране на высоком уровне развито банковское дело, и многие жители соседних стран хранят здесь свои финансовые накопления. Уругвай притягивает иммигрантов несложной процедурой получения официальных документов. Заветное ПМЖ можно иметь уже через год проживания в стране, а гражданство — всего через три. Последний документ, кстати, открывает своему счастливому обладателю десятки границ: он дает возможность безвизового посещения 56 стран, включая весь ЕС, Новую Зеландию, некоторые государства Азии и Африки, Центральной и Южной Америки. Кроме этого, Уругвай считается самой спокойной и безопасной страной Латинской Америки — здесь наиболее низкий уровень преступности. За лучшей жизнью сюда съезжаются пенсионеры с Европы и Северной Америки, поскольку здесь стоимость проживания на порядок ниже, чем у них на родине. К тому же всегда приятно дышится соснами и эвкалиптом. Прельщает и недорогая по российским меркам недвижимость: односпальная квартира в столице Монтевидео обойдется в 20-25 тыс. долларов, двуспальная — в 27-35 тыс.

Очень привлекательной в иммиграционном плане является и Доминиканская республика. Поскольку это остров, здесь все немного дороже, чем на континенте. Путь к ПМЖ и гражданству в Доминикане пролегает через инвестирование в национальную экономику. Цена вопроса — 35 тыс. долларов. На эту сумму можно приобрести недвижимость или акции местных компаний, а также открыть собственную фирму. Сюда зачастую иммигрируют предприниматели, которых привлекают благоприятные условия для ведения бизнеса, в частности низкие налоги. Немаловажно, что владельцы предприятий в Доминикане могут основывать свои филиалы и в США, куда им без проблем выдадут сначала туристическую, затем рабочую визу, а через год уже имеют право просить и «зеленую карту». В самой Доминиканской республике легализироваться тоже несложно: уже через полтора года после проживания на острове можно подавать заявление на гражданство. Этот документ, как и в случае с Уругваем, также стирает множество мировых границ, в частности без визы можно пересекать Великобританию, Швейцарию, Исландию, Израиль, Южную Корею.

Еще одна пресловутая «иммигрантская» страна — Аргентина. Исторически сложилось, что сюда массово съезжались итальянцы, испанцы, поляки, немцы, французы. Здесь проживает много выходцев и со стран бывшего СССР, поэтому на улицах Буэнос-Айреса довольно часто можно услышать как русскую, так и украинскую речь. Обычно в Аргентину иммигрируют те, у кого уже здесь имеются родственники. Явным преимуществом въезда в данную страну является возможность перебраться сюда сразу со своей семьей.

В последнее время популярной стала иммиграция в Эквадор. Сюда, как и в Доминиканскую Республику, приезжают обычно предприниматели. Их притягивает отсутствие бюрократических препон для ведения бизнеса, незначительные налоги и дешевая (как для россиян) недвижимость. Скромную квартирку в наибольшем городе страны — приморском Гуаякиле — при желании можно купить за 20 тыс. долларов. А эквадорский паспорт, который позволяет без виз посещать 90 стран мира, можно получить после трех лет проживания в стране.

Внимание иммигрантов заслужила еще одна латиноамериканская страна — Чили. Для многих она является своеобразным трамплином в Европейский союз. Дело в том, что гражданство Чили дает возможность на протяжении двух лет получить гражданство Испании и соответственно стать гражданином ЕС. К тому же чилийское законодательство создало довольно благоприятные условия для бизнес среды: иностранный капитал здесь не облагается налогами и может давать высокую рентабельность.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: