Депортация народов СССР, немцев, корейцев и поляков в Казахстан

Чемодан историй. Что помнят народы о депортации в Казахстан

Казахстан 1 мая отмечает День единства народа, символизирующий дружбу и взаимопонимание между представителями всех казахстанских этносов. При сталинском режиме в разные годы в Казахстан были депортированы целые народы, которых выгружали прямо из грязных вагонов в голой степи, безо всяких условий к существованию. По сути, история депортаций – это история появления многонационального государства.

По данным историка Жулдузбека Абылхожина, озвученных на лекции “Живая память”, которая была организована культурологическим лекторием Open Mind, первым депортированным в Казахстан народом считаются поляки. Весной 1936 года с пограничных районов Украинской ССР было насильственно выселено 36 тысяч поляков, весной 1940 года и в начале 1941 года из Западной Белоруссии и Западной Украины депортировано еще примерно 60 тысяч, в 1942 году переселены две тысячи людей из Саратовской области.

С 1937 года началась депортация корейцев из Дальнего Востока в Казахстан, большей частью в Узбекистан и частично в Таджикистан. Если в 1926 году в республике было всего 46 корейцев, то в 1939 году насчитывалось уже 98 453 человека.

С 1938 по 1939 год из приграничных районов Турции и Ирана переселяли иранцев и азербайджанцев.

По словам историка, самой масштабной депортацией принято считать депортацию немцев. В Казахстан их было депортировано 445 тысяч человек, но, как отмечает Абылхожин, по факту немцев было намного больше.

Весной 1944 года были депортированы народы Северного Кавказа, самой крупной депортацией называется депортация чеченцев и ингушей. Операция по переселению носила название “Чечевица”, которая проходила в очень тяжелых условиях: людей увозили в товарных холодных вагонах, предназначенных для скота, с собой можно было взять ограниченное количество вещей, многие умерли от голода и холода.

По информации историка, в Казахстан прибыло 411 тысяч человек, в дороге умерло 1 272 человека. В стране на 1 января 1953 года проживало: немцев – 448 тысяч, чеченцев – 245 тысяч, ингушей – 81 тысяча, карачаевцев – 36 тысяч, балкарцев – 17 тысяч, греков и турков – 38 тысяч, поляков – 36 тысяч, грузин – 44 тысячи, курдов – 5 530, татар – 2 511, армян – 575. Абылхожин отмечает, что всего депортированных насчитывалось около миллиона человек.

По мнению историка Павла Поляна, в СССР тотальной депортации (когда депортации подвергается не часть группы (класса, этноса, конфессии), а практически вся она полностью) были подвергнуты десять народов: корейцы, немцы, финны-ингерманландцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы. Из них семь – немцы, карачаевцы, калмыки, ингуши, чеченцы, балкарцы и крымские татары – лишились при этом и своих национальных автономий.

В той или иной мере, депортациям в СССР подверглось еще множество других этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан: казаки, “кулаки” самых разных национальностей, поляки, азербайджанцы, курды, китайцы, русские, иранцы, евреи-ирани, украинцы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, хемшины, армяне-“дашнаки”, турки, таджики и другие.

Мои родители родились на Украине. В 1936 году мать переселили из Хмельницкой области Шепетовского района, села Городыще. Отец родился в Житомирской области, Емельчинском районе, в селе Катырыновка. Мать рано осталась без родителей, а мой отец – без отца. До депортации отец работал, как он говорил, в соседнем районе, в селе Боголюбовке, на хозяина. В 1936 году отцу было 28 лет, он хотел жениться, но хозяину, а вместе с ним отцу объявили о переселении в Казахстан. Его мать, три сестры и брат остались на Украине. Моя мама до 1936 года работала в Шепетовке. Встречалась с парнем, они вместе работали на сахарном заводе. Хотели пожениться. В один из вечеров, когда жених провожал ее домой, к мостику через речку подъехал “черный воронок”, его арестовали и увезли. За что, куда – неизвестно.

Депортировали маму с семьей старшего брата. По распределению на железнодорожной станции Тайнча отца направили в точку № 2, впоследствии село Донецкое. Маму – в точку № 4, названную позже село Подольское. Здесь, в Казахстане, родители познакомились и вскоре поженились. Отец переехал жить в Подольское, где они прожили всю свою жизнь. Дальнейший мой рассказ о родителях похож на судьбы всех депортированных.

В конце мая 1936 года объявили о переселении. На сбор дали три дня. Разрешалось брать с собой все: коров, кур, коз, лошадей. Через три дня подогнали подводы и повезли на железнодорожную станцию в сопровождении верховых милиционеров. Утром прибыли на станцию прямо на погрузку. На путях стояли телячьи вагоны с раздвижными дверьми, четыре узких окна вверху. Загружали людей по 10-15 семей в один вагон. С собой в вагон можно было взять только постель, остальные вещи были сложены в конце эшелона. Скот, домашний скарб – в последние вагоны. В каждом вагоне по одному милиционеру, а станция оцеплена людьми в форме.

Мама рассказывала, что в ходе посадки женщины плакали, кричали, а особенно перед самой отправкой плакали не только женщины, дети, старики, прощаясь с родным домом, с родными краями, но и взрослые мужчины, не раз уже сталкивавшиеся с трудностями. Ехали долго, поезд часто останавливался. Остановки короткие – накормить, напоить людей и скот – в конце эшелона цистерна с водой. Во время остановки люди в поле разводили костры, готовили горячую пищу. У сопровождавших милиционеров были свистки. Услышав два свистка и команду “по вагонам”, люди бросали все и бежали в вагоны.

В начале июня поезд прибыл на станцию Тайнча в Северном Казахстане. Прозвучала команда “разгружаться”. На станции стояли большие зеленые палатки, подводы, запряженные лошадьми, быками, машины-полуторки. Когда из поезда выгрузили последние вещи, эшелон уехал. Как вдруг небо потемнело, заревел скот, люди заволновались, стали плакать. “Конец света!” – запричитали старушки. Оказывается, это было солнечное затмение. От станции Тайнча переселенцев отвезли за 20 километров в степь. Везли степной дорогой, кругом ковыль, в небе жаворонки, целые поляны земляники, ни деревца, ни тени, ни строений. Такого на Украине люди никогда не видели. Выгрузили в голой, бескрайней степи у единственного колодца, где были вбиты лишь колышки. Мама, как уже говорилось выше, попала в точку, где был вбит колышек с цифрой 4, а отец – с цифрой 2.

На обустройство дали три дня, установили палатки. Палатки белые, которые могли защитить лишь от солнца, и большие – зеленые. Сначала жили в палатках, но практически сразу же стали строить землянки. В одной землянке проживали две-три семьи, примерно 12-20 человек.

Для того, чтобы приготовить кушать, копали яму из дерна делали печку. Топили бурьяном и кизяком (высушенный навоз животных), который собирали в степи и неподалеку от старых сел. На четвертый день сбор у комендантской палатки. Здесь представили троих стрелков и коменданта, который сказал: “Забудьте о возвращении!” – и сразу предупредил, что зимы здесь очень суровые, морозы до 40-50 градусов, страшные бураны, каких на Украине никогда не видели. С этого дня глава каждой семьи должен был один раз в неделю отмечаться в комендатуре. А на работу надо было выходить всем, кроме кормящих матерей. Здесь же была поставлена задача построить жилье, школу, больницу, сарай для скота. Люди недоумевали: как и из чего строить? Тут же на земле был начерчен эскиз “двухквартирного дома” – “сталинки”. Строили из самана (сушеный на солнце кирпич, сделанный из глины и сухой травы). Таким было начало основания нашего села, значившегося “точкой № 4”. А всего таких точек в нашем бывшем Чкаловском районе Кокчетавской области было 13.

В первые месяцы умирало очень много людей, особенно дети. Хоронили родных и близких в степи, не имея возможности поставить крест – не из чего было.

Рядом с нашим селом был казахский аул – соседи нечасто наведывались – опасались властей, да и языковой барьер мешал. Зато дети быстро наладили отношения, наши дети учили казахских русскому языку, а они угощали куртом и баурсаками. Казахи приезжали в село (спецпереселенец не имел права без пропуска выходить за пределы села), и переселенцы меняли свои вещи на хлеб, на продукты питания, строительные материалы. Переселенцев местные жители не обижали, наоборот, старались хоть чем-нибудь помочь. Относились дружелюбно. Мальчишки, познакомившись со сверстниками-аульчанами, дружили, поддерживали отношения.

В первые годы войны мужчин из переселенцев на фронт не брали, они были мобилизованы в трудармию. В основном в Нижний Тагил. Как рассказывал отец, в трудармии давали скудный паек, хлеба давали очень мало, и это все при тяжелом физическом труде. Люди умирали от тяжелого труда и от истощения.

Мне хорошо запомнилось, когда к Рождеству, как у нас говорили, на вигилию, мама готовила рыбные блюда. Мы, дети, им очень радовались, а отец не хотел есть рыбу, а особенно камбалу. Я никак не мог понять – почему? Ведь рыбные блюда у нас на столе встречались нечасто. Ел и камбалу, мне она очень нравилась, была очень вкусной, а главное – мало костей, а отец на нее даже не хотел смотреть. Вначале мы думали, что отец специально не ел, чтобы нам больше досталось. После неоднократных расспросов отец ответил: “Я ее в трудармии наелся на всю свою жизнь”.

После мобилизации в трудармию в селе остались престарелые мужчины, женщины, дети. Вся тяжесть легла на их плечи. Подростки в возрасте 13 лет тоже обязаны были трудиться. День и ночь от мала до велика все трудились для фронта. Тыл помогал фронту чем мог: вязали носки, шили рукавицы. Возросли налоги: на танковую колонну, военный налог. Надо было сдавать топленое масло, мясо, яйца, кожу.

Когда отца мобилизовали, мама осталась одна с тремя малыми детьми. Нужно было платить налоги и растить детей. Тех, кто не платил налоги, вызывали после работы в контору, в сельский совет, где комендант, председатель сельского совета требовали сдачи налогов, спрашивая: сколько сдашь и когда. Маму тоже вызывали, она объясняла, что муж в трудармии, живет с тремя детьми очень бедно. В очередной раз ее вызвали в контору к уполномоченному, который предложил посмотреть, как она живет. А жила она очень бедно с тремя детьми, в хозяйстве была одна лишь корова-кормилица. Маме предлагали продать корову и заплатить налог. Посмотрев, он сказал: я такого не ожидал никогда, даже не мог подумать. Мать, продашь корову – потеряешь детей, сохранишь корову – спасешь детей. Сказав это, ушел.

Мама собирала молоко, делала сыр, масло для продажи в Тайнче или у проходящих поездов. Оставив детей, ночью 20 километров пешком шла к поезду и продавала. Также обратно возвращалась пешком домой, не оглядываясь, потому что хорошо знала, что ее никто не подвезет. Таким образом платила налоги. В очередной раз продала масло и возвращалась домой, ее остановили милиционеры для выяснения личности. Спросили фамилию. Кулаковская – значит, из кулаков. Куда? Зачем? Мама объяснила. Пока отпустили, времени прошло достаточно. Естественно, мама очень переживала за детей. Пришла домой, когда соседи уже были на работе, а она просила их присмотреть за детьми. Со старшими все было в порядке, а младший лежал и только всхлипывал. Что ни делала, он умер.

Мама очень плакала, упрекала себя. Его она очень любила, он был смышленым, веселым, красивым и кудрявым мальчиком. Много раз я с волнением слушал это воспоминание, как мама себя корила, упрекала, как переживала, как остановили милиционеры, как пришла домой, а он, Витя, уже только всхлипывал. Последний раз это воспоминание слушал в конце ноября 1980 года, а 7 декабря 1980 года мамы не стало. Так с этой своей болью она ушла из этого мира.

В 1946 году мама вынуждена была все же продать корову. В этом году стали возвращаться выжившие трудармейцы, в том числе и наш отец. С Нижнего Тагила до Тайнчи он доехал поездом. Дальше до села пешком. Доходя до речки Чаглинки, отец увидел мужчину и женщину, ведущих за собой на веревке корову. Он сразу узнал свою корову. Начал расспрашивать: где и у кого купили? Когда они ему рассказали, отец сказал, что он муж этой женщины и хозяин этой коровы. Отдав им деньги и забрав корову, вернулся с ней домой. Была великая радость: отец и кормилица вернулись!

В 1947 году разрешили уехать на Украину. Многие этим воспользовались. Хотел уехать старший брат матери, но никак не мог продать дом. Решил его оставить и ехать. Приехав в Тайнчу, билетов не купили, и их вернули обратно, так как разрешение на выезд уже отменили. У дяди 8 июля 1936 года родилась дочь, ее назвали Надя – надежда на возвращение. Но этой мечте не суждено было осуществиться.

В 1956 году отменили комендантский надзор. Последующие законы, связанные с реабилитацией депортированных поляков, приняты уже после смерти родителей. Спецпереселенцы пережили голод, холод, страдания, унижения, смерть близких людей. Не раз задавался вопросом: почему в таких условиях люди выжили, основали село, колхоз, воспитали детей, сохранили, несмотря ни на что, свои обычаи, традиции, культуру? Ответ таков: жили дружно, помогая друг другу во всем.

«Наказанные народы»

Депортация началась в предвоенные годы. Авторитарная власть Советского Союза стала осуществлять насильственные выселения неугодных ей народов с обжитых обустроенных земель. Их выселяли из родных мест, которые затем заселялись другими поселенцами.

Депортации стали составной частью тоталитарной государственной системы миграций в СССР. Это масштабное историческое событие к началу 50-х годов ХХ века затронуло не менее 6 млн. человек – около 2,5 млн. в составе «кулацкой ссылки» и примыкавших к ней контингентов, а также порядка 3,5 млн. депортированных в 1940-1952 гг., главным образом, представителей «наказанных народов». Эта мера коснулась 15 народов СССР и более 60 групп населения, принадлежавших к различным национальностям.

В 1935-1940 гг. военными соображениями были продиктованы решения об «очищении» приграничной полосы от проживающего там населения, этнически родственного народам сопредельных стран. Репрессии были направлены против народов, имеющих иностранные этнические корни, связанных культурными и историческими связями с приграничными государствами. Так, в 1936 году прошла первая советская тотальная депортация поляков и немцев, а затем уже в 1937 году корейцев из районов Дальнего Востока. В это же время с южных границ СССР в Казахстан были высланы курды, армяне и турки.

После начала Великой Отечественной войны в августе 1941 года был обнародован Указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Первая коммуна немцев Поволжья была образована в 1918 году, в 1924 году она была преобразована в Автономную ССР немцев Поволжья. В 1941 году она была упразднена.

В мае 1944 года Государственный комитет обороны принял постановление о переселении крымских татар, мотивированное якобы сотрудничеством части населения с фашистскими оккупантами.

В 1943-1944 годах в Казахстан были выселены представители народов Северного Кавказа: калмыки, балкарцы, чеченцы, ингуши, карачаевцы, турки-месхетинцы. Судьба переселенцев была трагичной. Немалое их число, особенно женщин, детей и стариков, погибло еще в пути. Совершенно иные климатические условия ждали их и в местах нового расселения.

Выселенные на территорию Казахстана находились в статусе спецпереселенцев. Все трудоспособные спецпереселенцы были обязаны заниматься общественно-полезным трудом. В январе 1942 года, например, все немцы от 15 до 55 лет были объединены в трудовые колонны, в которых находились до окончания войны. Спецпереселенцы не имели права отлучаться за пределы района расселения. Это рассматривалось как побег и подлежало уголовной ответственности. Спецпереселенцы были обязаны в трехдневный срок сообщать в НКВД обо всех изменениях, произошедших в составе семьи (рождение ребенка, смерть члена семьи или побег).

Ответ на вопрос о продолжительности высылки депортированных народов в отдаленные места поселения дает Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдельные места Советского Союза в период Отечественной войны». В его преамбуле говорится: «В целях укрепления режима поселения для выселенных Верховным органом СССР в период Отечественной войны чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и других, а также в связи с тем, что во время их переселения не были определены сроки их высылки, установить, что переселение в отдаленные районы Советского Союза указанных выше лиц проведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства».

Эта же мысль повторяется в приказе министра Госбезопасности СССР № 00776 от 24 октября 1951 г.: «лицам перечисленных категорий немецкой, чеченской, калмыцкой, ингушской, балкарской, карачаевской, греческой и крымских татар, что они в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1951 года оставлены на спецпоселении навечно».

Поставив цель навечно депортировать названные народы, советская власть выбрала и соответствующие этой цели средства ее достижения. Были установлены жесточайшие санкции по отношению к тем, кто не мирился с этой целью и противился ее осуществлению: за самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения названных выселенцев, виновные подлежали уголовной ответственности с мерой наказания в 20 лет каторжных работ. Ответственности подлежали также лица, виновные в укрывательстве выселенцев, бежавших из мест обязательного поселения, или способствовавшие их побегу, лица, виновные в выдаче разрешения выселенцам на возврат их в места прежнего жительства, и лица, оказывавшие им помощь в устройстве их в местах прежнего жительства; санкция и в отношении этих лиц была однозначной – лишение свободы сроком на 5 лет.

Вся мощная карательно-репрессивная машина государства была брошена на обеспечение того, чтобы депортированные забыли о родных краях и свыклись с мыслью о вечном поселении в новых местах.

Статус спецпереселенцев характеризовался унизительными процедурами регистрации, перерегистрации и отметок в местных комендатурах и иных органах НКВД или Мингосбезопасности. С полицейской дотошностью детально регламентировался и жестко контролировался каждый шаг спецпереселенцев, а на совершение многих элементарных действий следовало, спросить разрешение надзирающего начальства.

5 июля 1954 года Совет Министров СССР принял постановление за №1439-649 «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев», в котором отмечено, что в связи с изменениями, происшедшими в стране и в жизни спецпоселенцев, применение к ним ограничений в правовом положении не вызывается необходимостью. Лицам, состоящим на учете спецпоселений, занимающихся общественно полезным трудом, предоставлялось право проживания в пределах данной области, края, республики, а по служебным командировкам – право свободного передвижения в любой пункт страны на общих основаниях.

Во изменение существующего порядка была установлена для спецпоселенцев личная явка на регистрацию в орган МВД один раз в год. Сняты с учета в органах МВД дети спецпоселенцев до 16-летнего возраста, которые освобождались из-под административного надзора, к ним не должны были применяться ограничения, установленные для спецпоселенцев.

В середине 50-х годов политика государства по отношению к депортированным народам стала меняться. Первоначально наметилось ее смягчение и либерализация, а затем и отказ от ее отдельных наиболее компрометирующих анти-правовых проявлений. Ярким примером является Постановление ЦК КП Казахстана и Совета Министров Казахской ССР от 12 ноября 1955 года № 779 «О трудоустройстве и массово-разъяснительной работе среди советских граждан греческой национальности, проживающих на территории Казахской ССР».

11 февраля 1957 года Верховный Совет СССР принял закон «Об утверждении указов Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении национальной автономии балкарского, чеченского, ингушского, калмыцкого и карачаевского народов». В 1964 году наступили долгожданные перемены в жизни немецкого населения.

В исторических исследованиях 80-90-х годов XX века, впервые были рассмотрены все ужасы депортации, трагедия народов, которые стали жертвами антигуманной акции сталинизма.

Таким образом, в Казахстане в 1937-1944 годах нашли вторую родину более 1 109 тысяч представителей депортированного населения, а вместе с эвакуированными – около 1 640 тысяч человек. Фактически, в Казахстане каждый пятый был спецпереселенцем, республика напоминала гигантский ГУЛАГ.

ИСТОРИЯ ДЕПОРТАЦИИ НАРОДОВ В КАЗАХСТАН В 30-50 ГОДЫ ХХ ВЕКА

Преступлением сталинизма считается насильственная депортация народов СССР в годы массовых политических репрессий.

Одними из первых, кто подвергся насильственной депортации, были дальневосточные корейцы. Одновременно с корейским населением с южных границ началось переселение курдов, армян и турок, иранцев. В 1939-1941 годы жителями республики стали депортированные поляки из Западной Белоруссии и Западной Украины, а также из республик Прибалтики. С началом Великой Отечественной войны наступил новый этап депортации народов. Это были советские немцы. Началось их выселение из Поволжья, Грузии, Азербайджана, Армении.

В 1941 году советские немцы, как и крымские татары, калмыки, балкарцы, чеченцы, ингуши, карачаевцы месхетинцы лишались своей государственности и по подозрению в наличии «тысяч и десятков диверсантов и шпионов» высылались на чужбину, причем главной виной, как обосновывалось в Указах Верховного Совета СССР, самим народам вменялось недоносительство о наличии этих мифических шпионов и диверсантов. Именно с этого периода и начинаются современные сложности в национальном вопросе, с которыми сталкиваются народы, насильственно лишенные своей автономии.

Немцы явились самой крупной национальной группой из всех перечисленных наций, и их судьба с этого момента во многом разнится с участью других народов. В республику, из запланированных к переселению 472 174 немцев, в 1941 году прибыли в 105 эшелонах и переселились 243904 человек. 1 ноября 1941 года в связи с направлением в Казахстан 113 тысяч эвакуированных, не имевших теплой одежды, план расселения немцев по решению ЦК ВКП(б) Казахстана был изменен. С южных областей Казахстана (Алма-Атинская, Кзылординская, Джамбульская и Южно-Казахстанская) было снято 50 тысяч человек. Они были размещены в Кустанайской, Петропавловской и Акмолинской областях по 10 тысяч человек; в Павлодарской и Семипалатинской — по 7500 человек; в Карагандинской — 6 тысяч человек и Актюбинской — 5 тысяч человек. Все переселенные были размещены в колхозах, совхозах, МТС и частично в райцентрах. Хорошо и организованно прошло расселение первой партии немцев в количестве 30590 человек в Акмолинской области и 21146 человек в Павлодарской области в 1941 году. В частности, в Павлодарской области в свободный жилищный фонд переселенческого управления размещены 4190 человек, в совхозы — 3150 человек, и 13800 человек вселены в порядке уплотнения в дома колхозников [1, с.26].

Казахстан поневоле его коренных жителей превратился в сталинскую тюрьму народов разных национальностей. В 1937 году в Казахстан были высланы 18526 корейских семей (приблизительно свыше 100 тысяч человек) [2, с.8]. Накануне войны жителями республики стали 102 тысяч депортированных поляков [3, с.4]. Осенью 1941 года в КазССР были высланы еще 361 тысяч немцев Поволжья [4, с.154]. На 1 июля 1943 года в республику было эвакуировано 532506 человек из западных районов страны. В 1943-1944 годы проведено насильственное выселение в Казахстан 507 тысяч представителей народов Северного Кавказа и других национальностей. В ноябре 1944 года республики Средней Азии и Казахстан приняли свыше 110 тысяч человек из 220 населенных пунктов Месхетии (Грузинская ССР) [5; 87]. Трагическая участь депортации постигла народы Северного Кавказа, в 1943-1944 годы подверглись депортации карачаевцы, балкарцы, чеченцы и ингуши. Затем последовала депортация калмыков и крымских татар.

В 1944 году началась депортация турок [6, с.45]. Также был принят ряд постановлений правительства о депортации греков, болгар и армян. Продолжалось выселение отдельных групп населения из освобожденных территорий. Помимо немцев в конце войны из территории Западной Украины подверглись переселению ОУНовцы (Организация украинских националистов) и члены их семей, «указники» (по Указу от 2 июня 1948 года об ответственности за уклонение от общественно-полезного труда и аналогичному указу от 23 июня 1951 года). Депортации подверглись кабардинцы, прибалтийцы, калмыки и другие народы [7, с.19].

Таким образом, переселение народов продолжалось вплоть до конца 40-х годов. В таком хронологическом порядке шел процесс насильственного переселения народов в Казахстан в предвоенный период и в годы Великой Отечественной войны. Депортация народов в Казахстан проходила в условиях карательной политики сталинизма. Выжить репрессированным народам в те тяжелые, критические годы помогли сострадание и гуманизм простого казахского народа.

В довоенный период в Казахстане находилось 136947 человек (36350 семей) депортированных, которые были расселены в 6 областях (Джамбульской, Южно-Казахстанской, Кзыл-Ординской, Восточно-Казахстанской, Карагандинской и Северо-Казахстанской), хозорганизациях и предприятиях НКВД. В республике был 101 спецпоселок, из них 2 по кустпромартелям, 11-сельхозартелям и 88- хозорганизациям.

По данным НКВД, на начало Великой Отечественной войны всего состояло на учете 175831 человек (45620 семей) спецпереселенцев, которые были расселены, за исключением Западно-Казахстанской области, по 10 областям: Алма-Атинской, Джамбульской, Южно-Казахстанской, Кзыл-Ординской, Семипалатинской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской, Северской, Карагандинской и Акмолинской [8, с.17]. С 1944 года на территории Казахстана резко увеличилось число депортированных народов.

В период войны в Казахстане находилось на спецпоселении от 900 тысяч до l миллиона 209 тысяч человек, а по данным НКВД КазССР на 1 января 1945 года состояло на учете 815319 человек (232593 семей) (не считая корейцев), из них: бывшие кулаки — 135308 человек; немцы — 243722 человек; чечено-ингуши — 360405 человек; кабардино-балкарцы — 20288 человек; спецпоселенцы из Молдавии и Прибалтики — 8064 человек; калмыки — 2541 человек; карачаевцы — 40767 человек; крымчане — 4224 человек, которые были расселены по всем областям, за исключением Западно-Казахстанской области, таким образом: Алма-Атинская — 23676 человек; Карагандинская -104591 человек; Семипалатинская — 51605 человек; Актюбинская — 2200 человек; Акмолинская-105780 человек; Восточно-Казахстанская область – 44872 человек; Гурьевская — 6528 человек; Джамбульская — 54061 человек; Западно-Казахстанская область 244 человек, (бывшие кулаки); Кустанайская — 73483 человек; Кокчетавская — 102511 человек; Кзыл-ординская — 28866 человек; Павлодарская — 6084 человек; Северо-Казахстанская область — 43246 человек; Талды-Курганская-32353 человек; и Южно-Казахстанская область — 59962 человек [9, с.232].

Представители депортированных народов с самого начала их выселения были морально и социально ущемлены, лишены элементарных прав. Не обеспечивалось право сохранности личного имущества и собственности спецпереселенцев, хотя это и предусматривалось государственными документами: сдача специальным комиссиям, принадлежавших спецпереселенцам сельскохозяйственного инвентаря, скота, зернофуража с последующим возмещением их на месте расселения. Положение спецпереселенцев характеризовалось унизительными процедурами регистрации, перерегистрации и отметок в местных комендатурах, органах НКВД. Контролировался каждый шаг спецпереселенца, любое незначительное нарушение немедленно подвергалось наказанию. На каждого спецпереселенца, достигшего 16-летнего возраста, заводилась персональная карточка. Велся посемейный учет, а также учет спецпереселенцев по алфавитным карточкам. На каждого спецпереселенца заводилось личное дело.

Несмотря на унижение, депортированные народы были полны патриотизма в тяжелое для страны время. Испытывая на себе недоверие властей, ограничения в гражданских правах, они полностью разделили горе и трудности всего советского народа. Но особым уделом в годы войны стала трудовая армия. Проявляя стойкость и героизм на трудовом фронте, они внесли большой вклад в общенародную Победу, что в истории Великой Отечественной воины значило не меньше, чем героизм на фронте военном.

В годы Великой Отечественной войны на территории Казахстана имелись 31 Наркомат и одна советская организация и учреждение, куда входили райсоветы, сельсоветы, нарсуды и редакции газет. В Наркоматах было всего 58 трудпоселков, где проживало 145329 спецпереселенцев, из них 27820 мужчин, женщин — 28398 и подростков — 4075. Использовался труд 60293 спецпереселенцев, в том числе — подростков от 14 до 16 лет. Помимо этих Наркоматов в конце 1943 года в республику прибыли и предприятия оборонного строительства, куда входили Тагиллаг, Алтайлаг, Каруголь, Кузбассуголь, Богословлаг, Главнефть станции Бокань и промышленные оборонные организации, где было задействовано еще 1567 человек. В общей сложности трудились по Наркоматам всего 76060 спецпереселенцев, которые наравне со всеми рабочими предприятий также принимали равное участие в трудовом подъеме народных масс, о чем свидетельствуют их производственные нормы выработки [10, с.147].

В годы Великой Отечественной войны немаловажное значение имела подготовка квалифицированных рабочих для промышленности и транспорта. Государственные трудовые резервы с первых дней войны были одной из форм пополнения рабочего класса — в этой системе осуществлялась широкая подготовка квалифицированных кадров для ведущих отраслей промышленности, транспорта и строительства. Мобилизация молодежи в школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища проводилась так же, как и мобилизация в трудовую армию, на основе правительственных документов. В школы ФЗО призывалась молодежь (мужского пола в возрасте 15-17 лет и женского пола в возрасте 16-18 лет), а в ремесленные и железнодорожные училища (мужского пола 14-15 лет и женского пола 15-16 лет) [11, с.18].

Нужно отметить и то, что спецпереселенцы избирательными нравами пользовались на общих со всем населением основаниях. Но ввиду того, что спецпереселенцы согласно положению не могли иметь на руках документов, удостоверяющих их личность, существовало указание и подтверждение НКВД СССР о том, что документом при явке спецпереселенца на голосование могут служить трудовые книжки, которые выдавались на один день. Спецпереселенцам, не занятым на работе (неработающие члены семьи иждивенцы), комендатуры трудпоселков должны были выдавать специальные бланки.

Таким образом, анализ хода снятия ограничений в правовом положении депортированных народов в послевоенный период показывает, что сам процесс реабилитации шел постепенно, спецпереселенцы оставались ущемленной категорией населения и до середины 50-годов XX века и составляла основную рабочую силу.

Депортация целых народов в годы Великой Отечественной войны способствовала нагнетанию социальной и политической напряженности в республике и создавала — экономические, хозяйственные, идеологические, политические и межнациональные проблемы. Территория Казахстана была определена сталинским режимом в качестве места «кулацкой ссылки» для многих и многих сотен тысяч крестьян из других районов страны. Насильственная депортация народов в 30-40 годы была фатальной неизбежностью, роковой акцией, запрограммированной самой природной сущностью новой общественно-социальной формы, возникшей еще до массового переселения национальных групп.

Список литературы:

Загадки депортации в СССР: представителей одних народов переселяли, других не трогали

История России – это история побед, история мужества и героизма. Но, к сожалению, как и в истории любой другой страны, есть в ней и те страницы, которые переосмысливаются и вызывают как минимум противоречивые чувства и эмоции. Среди таких страниц – история депортаций. И в этой статье предлагаю обсудить этот вопрос. Нет, вовсе не для того, чтобы бросить камень в огород советской власти, которой порой приходилось принимать решения, когда враг уже топтал советскую землю. Этот материал – констатация того, что было, и того, что из своей истории наша страна умеет выносить важные уроки.

В Мартыновском районе Ростовской области турки-месхетинцы, по данным Всероссийской переписи населения, составляют уже более 20% населения. Но еще несколько десятилетий назад никто из жителей района, наверное, и не слышал о существовании такого народа. Месхетинцы появились на Дону, как и на Кубани, и в Поволжье, и на Ставропольщине, вследствие межэтнических столкновений в Узбекистане. Но и эта среднеазиатская республика не была их Родиной – в Среднюю Азию месхетинцев, как и многие другие народы, депортировали в 1940-е годы.

Депортация – одна из самых печальных страниц в истории национальной политики нашего государства в ХХ веке. Последствия депортации, как видно на примере месхетинцев, да и многих других народов, страна расхлебывает до сих пор. Нельзя отрицать влияние депортации на межэтнические отношения на Кавказе, в Средней Азии и Казахстане, в других уголках постсоветского пространства.

«Профилактическая» депортация народов в 1941-1942 гг.: немцы, греки и другие

Ученые-историки отмечают, что принудительные депортации применялись многими правительствами, и советское не было исключением: целые народы в свое время переселяли русские цари и иранские шахи, турецкие султаны, американские президенты и просвещенные европейцы (в европейском случае – в своих африканских колониях).

В Советском Союзе до начала 1940-х годов практиковался классовый критерий для депортации: в Сибирь и Казахстан выселялись крестьяне-кулаки, другие представители так называемых эксплуататорских слоев в советском понимании, после вхождения в состав СССР Западной Белоруссии, Западной Украины и Прибалтики – представители чиновничества, офицерства, буржуазии, помещики с занятых советскими войсками территорий.

С 1940-го года, как пишет историк Иван Бердинских, главным критерием депортации стала этническая принадлежность переселяемых. Советская власть, стремясь исключить формирование «пятых колонн» в стратегически важных территориях, освобождала приграничные районы от представителей ряда национальностей. Правда, первыми депортациями по этническому признаку можно назвать депортации корейцев и китайцев с Дальнего Востока в 1937-1938 гг., о которых скажу чуть ниже.

27 августа 1941 г. датирован приказ НКВД СССР 001158 «О мероприятиях по проведению операции высылки немцев из Республики Немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 сентября 1941 г. АССР Немцев Поволжья была ликвидирована, ее территории вошли в состав Саратовской и Сталинградской областей. Вскоре были выселены немцы из всех городов и населенных пунктов Европейской части СССР, которые к этому времени не были оккупированы вермахтом.

Так, выселялись немцы из Москвы, Ленинграда, Ростовской области, Краснодарского края. Тогда же были демобилизованы и выселены на спецпоселение все служившие в РККА лица немецкой национальности. Немцев вывозили в Казахскую ССР, Красноярский и Алтайский края, Омскую и Новосибирскую области. К началу 1942 года численность высланных немцев составляла 1031,3 тысяч человек. Это были практически все проживавшие в СССР немцы, за редчайшими исключениями.

Ко времени приказа о выселении немцев из Поволжья уже два месяца шла Великая Отечественная война. Несмотря на то, что многие семьи поволжских немцев жили в России с XVIII века, а сами немцы внесли огромный вклад в укрепление и развитие государства российского, советская власть рассматривала их как потенциально опасный и враждебный элемент, который может перейти на сторону гитлеровской Германии. При этом нельзя сказать, что советские немцы действительно поддерживали хоть в какой-то своей значительной части гитлеровских оккупантов, однако советское руководство предпочло перестраховаться.

Успешная операция по выселению немцев продемонстрировала советскому руководству эффективность такой меры как депортация, и в последующем власть уже не медлила, а очень быстро организовывала и проводила депортации других народов. Так, практически сразу же за немцами были переселены финны Ленинградской области – их депортировали в Иркутскую область, Красноярский край и Якутию.

Но если с немцами и финнами все было понятно – Советский Союз воевал и с Германией, и с Финляндией, то куда более загадочными были причины депортации греков из Крыма и с Кавказа. Греки никогда не были замечены в симпатиях к гитлеровскому нацизму, однако Лаврентий Берия отнес их к антисоветским и чуждым элементам. Вероятно, свою роль сыграло то, что греки были народом, имевшим свою государственность за пределами СССР.

Еще одним интересным моментом было выселение китайцев и корейцев из приграничных районов Дальнего Востока. Кстати, выселили их, как было отмечено выше, еще до немцев – в 1937-1938 гг. Кого-кого, а корейцев было бы сложно обвинять в прояпонских настроениях, но и им советская власть не доверяла. Очевидно, опасались и внешнего сходства – под корейцев могли мимикрировать японские диверсанты. Депортация корейцев привела к формированию многочисленных корейских общин в Средней Азии и Казахстане, откуда уже после войны корейцы переселялись также в Поволжье и Ростовскую область.

Таким образом, в депортациях 1941-1942 гг. мы видим некую общую закономерность – они носили «профилактический» характер, то есть людей переселяли не в качестве наказания за какие-то действия, а исключительно с целью недопущения этих действий, например – сотрудничества с оккупантами. Начиная с 1943 года концепция депортации народов стала меняться.

Депортация как наказание: выселение народов Кавказа и Крыма

В ноябре 1943 года была произведена депортация карачаевцев, практически одновременно с ней, в декабре 1943 года – депортация калмыков. Карачаевская АО и Калмыцкая АССР упразднялись, все карачаевские и калмыцкие названия населенных пунктов переименовывались. Карачаевцев выселили в Южно-Казахстанскую и Джамбульскую области Казахстана, а также в Киргизскую и Таджикскую ССР, калмыков – в Алтайский и Красноярский края, в Омскую и Новосибирскую области. В отличие от превентивных депортаций немцев или корейцев, депортации карачаевцев и калмыков носили уже характер меры наказания – их выселили, обвинив в предательстве и сотрудничестве с гитлеровцами.

21 февраля 1944 года был подписан приказ о депортации чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР. При этом сама операция «Чечевица» готовилась еще с осени 1943 года: многочисленные и воинственные чеченцы и ингуши явно требовали «отдельного подхода», в отличие от греков Крыма или немецких колонистов. Тем не менее, силами войск НКВД депортация была проведена в кратчайшие сроки. 7 марта 1944 года была ликвидирована Чечено-Ингушская АССР, а ее чечено-ингушское население депортировали преимущественно в Казахстан и Киргизию.

8 и 9 марта 1944 года были переселены балкарцы, а 8 апреля 1944 года Кабардино-Балкарская ССР была переименована в Кабардинскую АССР. Справедливости ради, стоит отметить, что выселили и часть кабардинцев.

18-20 мая 1944 года была проведена масштабная операция по выселению крымских татар из Крыма, а также с территории Ростовской области, Краснодарского края, ряда областей УССР. Крымских татар в большинстве своем переселили в Узбекистан, а также, частично, на Урал, в Удмуртию, Костромскую и Горьковскую области.

Еще одна профилактика: крымчане и месхетинцы

В течение мая-июня 1944 года из Крыма и с Кавказа были депортированы еще около 66 тысяч человек – советские греки, болгары, армяне, итальянцы, румыны, а также немцы, которые к моменту массовой депортации немцев находились на оккупированных гитлеровцами территориях. В отличие от депортации крымских татар, карачаевцев, балкарцев, калмыков, чеченцев и ингушей, крымские нацменьшинства депортировали опять в профилактических целях, так как массового сотрудничества с немцами не наблюдалось ни у греков, ни у армян, ни у крымских болгар.

Весной 1944 года переселения имели место и в Закавказье. Во-первых, внутри самой Грузии переселили азербайджанцев – из Тбилиси в Цалкинский, Борчалинский и Караязский районы. Во-вторых, из Грузии в Среднюю Азию были депортированы турки-месхетинцы, курды-мусульмане, хемшилы (исламизированные армяне). Основную часть месхетинцев и курдов переселили в Узбекистан, а также в Казахстан и Киргизию.

Общие закономерности депортации. Почему выселяли именно эти народы

Видна некоторая закономерность в депортации народов. Во-первых, депортировали представителей «ненадежных» с точки зрения тогдашней власти народов, имевших свою государственность за пределами СССР – это немцы, финны, греки, румыны, корейцы, итальянцы и так далее.

Во-вторых, депортации подлежали преимущественно тюркские и мусульманские народы, проживавшие в приграничных районах в Причерноморье и на Кавказе. Их либо обвиняли в массовом сотрудничестве с немцами, либо переселяли по тем же профилактическим соображениям, что и греков или корейцев. Здесь особого секрета нет: Турция рассматривалась советским руководством как опасный потенциальный враг, а кавказские и крымские мусульмане – как потенциальные помощники и союзники турок. Что интересно, опять же, на азербайджанцев данные опасения не распространялись.

В-третьих, депортировали народы, обвиненные в массовом предательстве (как правило, за исключением калмыков, они были представлены тюркоязычными и кавказскими мусульманскими народами). Интересно, что масштабы сотрудничества с гитлеровцами в Прибалтике или на Западной Украине были куда более впечатляющими, но массовых переселений по этническому принципу там не происходило: все остались на своих местах, арестовали лишь тех, кто лично служил в гитлеровских или националистических формированиях. Вот такие загадки депортации.

Печальным итогом депортации народов стали не только сломанные судьбы и уничтоженные жизни людей, но и удар по традиционной экономике ряда регионов, особенно по сельскому хозяйству, торговле, мелкому производству, а самое главное – ухудшение и без того сложных межэтнических отношений в многонациональной стране.

С другой стороны, Советский Союз в 1940-е годы вел войну не на жизнь, а на смерть с гитлеровской Германией, да и в первые послевоенные годы политическая обстановка в мире была очень напряженной. Поэтому государство руководствовалось политическими соображениями, перед которыми для государственных мужей меркли жизни и судьбы отдельных людей.

Важно отметить, что в последующие годы переселённые граждане разных национальностей страны смогли вернуться на свою родную землю. Государство выступило с признанием депортации и осуждением политики “грести всех под одну гребёнку”, многие вынужденные переселенцы получили компенсацию и впоследствии сами стали представителями руководящих элит национальных республик.

Россия не отмахивается от этого факта истории, как это делают сегодня многие государства, которые собственных депортаций и иных репрессий либо не признают, либо делают это формально. Страны Европейского союза, владевшие некогда заморским колониями, до сих пор не выступили с покаянием в адрес тех, кого не просто репрессировали, а порой и загоняли в самое настоящее рабство. Однако из того же Евросоюза постоянно доносятся окрики в адрес России с “демократическими” нравоучениями, как будто Россия сама не в состоянии осознавать свою историю и извлекать уроки из допущенных ошибок.

Сегодня главный выученный урок состоит в том, что Россия едина в своём многообразии. Наша страна многонациональная и многоконфессиональна, при этом мы не ломаем копья по вопросу разреза глаз, цвету кожи, отношению к той или иной религии. Мы понимаем, что наша сила в единстве, что мы перелистнули страницу, когда это единство могло кем-то из власть имущих оспариваться. Мы перелистнули, а вот наши “партнёры”. Те самые “партнёры”, которые до сих пор живут фактически в расистских сообществах, готовых в любой момент сталкиваться лбами, проявляя невероятную ненависть к своим же соотечественникам.

Депортация народов СССР в Казахстан

1. Начало депортации народов на территорию Казахстана. В 1920–1940-е годы авторитарная власть Советского Союза стала осуществлять насильственные выселения неугодных ей народов с обжитых обустроенных земель. Их выселяли из родных мест, которые затем заселялись другими поселенцами. В 1928–1936 годах в Казахстан из России, Украины и Беларуси было выселено 360 тысяч человек. С 1937 года из районов Дальнего Востока, находящихся близко к государственной границе, в Среднюю Азию и Казахстан стали насильственно переселять корейское население. Эти события стали началом насильственной депортации народов в Казахстан.
Согласно Постановлению Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немецкого населения, проживающего в Поволжье» осенью 1941 года из Поволжья было выселено 1 млн 120 тысяч немцев, из них 420 тысяч были размещены в Казахстане. В июне 1942 года из Краснодарского края, Крымской АССР, Армении, Азербайджана, Грузии в Казахстан были выселены 24 670 греков, 29 505 представителей других народов.
2. Депортация народов Дальнего Востока, Поволжья и Кавказа в Казахстан. В то время, когда советские люди проявляли мужество и героизм ради общей Победы, сталинская преступная клика продолжала геноцид собственного народа. Уже не ограничиваясь истреблением «врагов народа», она перешла к физическому и моральному террору против целых этнических общностей, насильственно перемещая их с родных мест. Одними из первых жерт вами депортации стали советские корейцы Дальнего Востока. В Казахстан было переселено в 1937 году около 100 тысяч представителей этого этноса. Массовой высылке подверглись также поляки, финны, курды, крымские татары, турки, греки, западные белорусы и западные украинцы, литовцы и др. В Казахстан в 1940–1941 годах было депортировано 102 тыс. поляков. В 1943–44 гг. было проведено насильст венное переселение в Казахстан 507 тыс. балкарцев, карачаевцев, ингушей и чеченцев, 110 тыс. турок-месхетинцев, 180 тыс. крым ских татар. Всего за 1937–1944 гг. в Казахстан было депортировано 1 млн 209 тыс. человек, а вместе с эвакуированными – около 1 млн 740 тыс. человек.
Многие десятки тысяч человек погибли в первые месяцы после депортации от голода и болезней, выжившие стали труд-армейцами. Им запрещалось покидать новое место жительства, нарушение этого положения каралось каторжными работами до 20 лет. Трудно было бы выжить в условиях сильнейшего морального надлома и физических тягот, если бы не поддержка и сочувствие местного населения. По существу, каждый пятый в республике был спецпереселенцем. Казахстан напоминал гигантский ГУЛАГ СССР.
Значительную часть рабочей силы Казахстана составляли спецпереселенцы. В начале войны из них были сформированы трудовые армии, общая численность которых в республике насчитывала более 700 тыс. человек, 200 тыс. из которых составляли казахи. Все они были определены на строительство объектов оборонного значения Урала и Сибири. Для немцев-трудармейцев был установлен особый статус. К концу 1946 г. было мобилизовано 121 459 немцев. Особый статус заключался в порядке содержания, дисциплине, трудовом использовании. Все мобилизуемые немцы направлялись для работы при лагерях НКВД СССР и организовывались в рабочие колонны, находились под строгой охраной, в специальной огражденной зоне, охраняемой военизированной охраной ГУЛАГа. География труд армейских лагерей была обширна – от КомиАССР до Дальнего Востока: Соликамск, Воркута, Якутия, Челябинск, Гурьев, Караганда, Иркутск, Новосибирск…
3. Тяжелое положение народов, подвергшихся депортации. Очень тяжелым было положение людей, выселенных из родных мест. Резко возросла смертность ввиду голода и болезней, а также нехватки воды. Как сообщалось в сводке Управления внутренних дел СССР, в 1944 году из 144 704 депортированных людей, в том числе в Казахстан, 101 036 человек умерли. За депортированными народами на новых землях вели строжайший контроль. Без специального разрешения никто не мог никуда выехать. Даже за общением между соседями велся строгий контроль.
Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР В.А. Шаталов писал в своих воспоминаниях: «От чистого сердца, всю жизнь буду благодарен земле Казахстана. В трудные военные годы казахский народ заботился обо мне как о родном сыне».
Депортированные люди не оставались в долгу, честно, добросовестно трудились, оказывали значительную помощь в развитии. Среди них был и ныне известный писатель Герольд Бельгер, который жил в немецкой семье в ауле близ реки Есиль в Северном Казахстане.
Казахский народ тепло и гостеприимно встретил переселенцев.
Процесс реабилитации депортированных народов начался со второй половины 1950-х годов. Чеченцы, ингуши, балкарцы, карачаевцы, калмыки и другие народы получили возможность вернуться на свою историческую родину.

Зачем Сталин принудительно переселял народы?

Архивное фото; Legion Media; Russia Beyond

В водоворот репрессий и депортаций в СССР 1930-1950-х годов попали миллионы людей. Их дети и внуки до сих пор глубоко переживают эти события.

Свежесть нанесенных в то время ран доказывают и успех двух недавних романов-бестселлеров за авторством писательницы Гузели Яхиной, нового имени в русской литературе. Оба затрагивают тему депортации народов и того, какой трагический след она оставляет в личных судьбах конкретных людей и в национальном укладе в целом.

Чулпан Хаматова в роли Зулейхи в сериале по роману Гузели Яхиной

Дебютный невероятно успешный роман Яхиной «Зулейха открывает глаза» перевели на 30 языков, и по нему уже снят сериал. Книга описывает депортацию кулаков – зажиточных крестьян – из татарской деревни в 1930-х. Все их имущество, провиант и скот отбирают большевики. Тех, кто сопротивляется – зачастую расстреливают, а других, лишив дома, везут как стадо в товарных вагонах далеко от родных мечетей – в сибирскую тайгу. Там с нуля им предлагается построить образцово-показательное советское поселение, где будет труд, правильные порядки, никакого бога – и вообще лучшая жизнь. Ничего, что принудительная.

Другой роман – «Дети мои» – описывает драму поволжских немцев. Они прибыли в Российскую Империю давно, еще по приглашению Екатерины II в XVIII веке, и успели на берегах Волги создать городки со своим аутентичным бытом. Но советская власть разрушила их быт и выгнала их далеко от уже родной Волги – в суровые степи Казахстана. Опустевшие немецкие селения в романе предстают перед читателем в плачевном состоянии: «Печать разрухи и многолетней печали легла на фасады домов, улицы и лица».

Почему депортировали?

Депортация народов признана одной из форм сталинских политических репрессий, а также одной из форм укрепления и централизации персональной власти Иосифа Сталина. Задачей было расселить области, где было большое сосредоточение представителей определенных национальностей, которые вели быт, разговаривали, воспитывали детей и издавали газеты на своих языках.

Сталину было важно ликвидировать национальные автономии

Многие из таких мест обладали той или иной степенью автономии – ведь многие республики и области формировались на заре Советского Союза именно по национальному признаку.

Исследователь советских депортаций, историй Николай Бугай называет подход Сталина и его соратника Лаврентия Берии к депортации как «средству урегулирования межнациональных конфликтов, “исправления” собственных ошибок, пресечения любых проявлений недовольства антидемократическим, тоталитарным режимом».

И хотя Сталин, как писал Бугай, объявил курс на «обязательное соблюдение видимого интернационализма», для него было важно ликвидировать все автономии, которые потенциально могли отделиться – и предотвратить любую возможность оппозиции централизованной власти.

Бараки спецпереселенцев на Урале

Государственный исторический музей Южного Урала

Этот метод уже неоднократно применялся в России с древних времен. Например, когда в 1510 московский князь Василий III присоединил к своим владениям Псков, он выселил из Пскова все влиятельные семейства. Они получили владения в других городах русских земель, но не в родном Пскове – чтобы местная элита не могла, опираясь на простонародье, далее протестовать против московской власти.

Этот метод Василий позаимствовал у своего отца, основателя Московского государства Ивана Васильевича III. В 1478, после победы над Новгородской республикой, Иван Васильевич произвел первую русскую депортацию населения – выселил из Новгорода более 30 самых богатых боярских семей и конфисковал у них имущество и земли. Новые дворы боярам дали в Москве и центральных городах России. А в конце 1480-х из Новгорода выселили более 7000 человек – бояр, богатых горожан и купцов с их семьями. Их селили небольшими группами в разные города – Владимир, Ростов, Муром, Кострому, чтобы «растворить» бывшую новгородскую знать в центрально-русском населении. Разумеется, всю знатность новгородцы при этом теряли, становясь на новых местах простыми служилыми людьми, «рядовыми» дворянами.

“Изгнание Марфы-посадницы из Новгорода”

Практика депортации применялась в царской России и позже, в схожих случаях подавления местных восстаний – так, после польских восстаний 1830 и 1863 года тысячи поляков – участников восстаний и сочувствовавших – были сосланы на поселение в глубинные территории России, в основном – в Сибирь.

Кого и куда переселяли?

Депортация в СССР имела огромные масштабы – согласно документам НКВД в 1930—1950-е годы около 3,5 млн. человек покинули места своего исконного проживания. Всего переселено было более 40 народностей. Переселяли в основном с приграничных территорий в отдаленные места Союза.

Первых депортация затронула поляков. В 1936 году 35 тысяч «неблагонадежных элементов» с бывших польских территорий на западе Украины переселили в Казахстан. В 1939-31 на север, в Сибирь и Казахстан депортировали еще более 200 тыс. поляков.

Переселяли народы и с других приграничных территорий – в 1937 году в Казахстан и Узбекистан с восточных границ СССР переселили более 171 тысячи советских корейцев.

С 1937 года Сталин также вел планомерную политику расселения немцев. С началом Второй мировой войны немцы стали и вовсе стали изгоями в СССР. Многих признавали шпионами и отправляли в лагеря. К концу 1941 года переселили внутри страны около 800 тысяч немцев, а всего за годы войны больше миллиона. Их новым домом стала Сибирь, Урал, Алтай, почти полмиллиона оказались в Казахстане.

Спецпоселение в Хибинах

Советская власть активно переселяла народы и во время войны. Огромное количество людей выселяли с освобожденных после немецкой оккупации территорий. Под предлогом шпионажа и сотрудничества с немцами пострадали народы Северного Кавказа – десятки и сотни тысяч карачаевцев, чеченцев, ингушей, балкарцев, кабардинцев выселяли в Сибирь и Среднюю Азию. Обвинили в пособничестве немцам и переселили также калмыков, а также около 200 тысяч крымских татар. Кроме того, переселяли и народы меньшей численности, в том числе турок-месхетинцев, курдов, греков и других.

Так выглядели бараки в спецпоселениях изнутри

Государственный исторический музей Южного Урала

Жители Латвии, Эстонии и Литвы сопротивлялись вхождению в состав СССР – были и вооруженные антисоветские отряды – это дало повод советской власти особенно жестоко расселять народы Прибалтики.

Как проводили переселение

За подписью наркома внутренних дел Лаврентия Берии были составлены подробные инструкции для организации переселения – причем для каждого народа отдельные. Депортацию осуществляли местные партийные органы и специально прибывшие на место назначения чекисты. Они составляли списки переселенцев, готовили транспорт для доставки людей и их имущества до железнодорожных станций.

Ведомственные машины готовят людей к переселению

Людей заставляли собираться в очень короткие сроки – с собой разрешалось брать бытовое имущество, мелкий хозяйственный инвентарь и деньги, всего на семью «багаж» должен был составлять не более тонны. По сути они могли взять с собой только самое необходимое.

Чаще всего для каждой отдельной народности выделяли несколько железнодорожных эшелонов, с караулом и медперсоналом. Под конвоем людей загружали по вагонам под завязку и везли до места назначения. По инструкции в пути переселенцам выдавали хлеб и один раз в день кормили горячей пищей.

Переселенцев часто перевозили в товарных вагонах

В отдельной инструкции была подробно описана и организация быта на новом месте – в спецпоселениях. Трудоспособные переселенцы привлекались к строительству бараков, а позже более постоянных жилищ, школ и больниц. Создавались также колхозы для работы на земле и фермах. Контролем и администрацией занимались сотрудники НКВД. Поначалу жизнь поселенцев была трудной, продовольствия не хватало, люди также страдали от болезней.

Переселенным народам запрещалось покидать новые территории под страхом лагерного заключения. Отменили запрет и вернули свободу передвижения по Союзу этим людям лишь после смерти Сталина. В 1991 году эти действия советской власти признали незаконными и преступными, а в отношении некоторых народов и вовсе объявлены геноцидом.

Средняя заработная плата сотрудников “Леруа Мерлен” в России в 2022 году

Леруа Мерлен – это крупная французская компания и проверенный работодатель. Строительные гипермаркеты, принадлежащие ей, открыты практически во всех городах-миллионниках России, а в некоторых работает сразу по несколько магазинов. К последним принадлежит Москва, Новосибирск, Казань и пр. Интерес к трудоустройству в торговой сети проявляет немало наших граждан, и всем им хотелось бы знать: какая зарплата начисляется в Леруа Мерлен сейчас? Ответ на данный вопрос содержит настоящая статья.

Общие сведения о компании

История французских гипермаркетов строительных товаров началась в 1923 году. Именно в это время супруги Адольф Леруа и Роз Мерлен открыли свой первый магазин, специализирующийся на продаже предметов, оставленных американскими солдатами после Первой мировой войны.

Начинающие предприниматели быстро сообразили, что продукция, связанная с обустройством быта, всегда будет пользоваться спросом, так как люди стремятся сделать уютным свой дом.

После окончания Второй мировой войны бизнес стал развиваться стремительно. Подписываются соглашения, заключаются контракты, совершаются многомиллионные сделки.

Какой уровень зарплат в Леруа Мерлен по должностям

Точный размер зарплаты соискатель узнает уже непосредственно в кадровой службе компании, в ходе собеседования. Заработок, как требует закон, указывается в его трудовом договоре.

В сети действует стандартный график – пятидневная рабочая неделя при двух выходных. В большинстве случаев новички получают минимальную дневную ставку – 1,2 тысячи в день. То есть в месяц выходит грязными около 24 000. С течением времени доходы сотрудника увеличиваются.

Управленцам Леруа Мерлен назначает базовую ставку в пределах 3 тысяч, что в сумме дает 60 000. К ней полагаются бонусы, на чью величину влияет эффективность работы вверенного его заботам предприятия.

На какой уровень зарплат может надеяться сотрудник, принятый на ту или иную должность? Разобраться в этом поможет следующий перечень:

  • складской рабочий – 23 000;
  • продавец на стенд – 21 000;
  • менеджер секции – 42 000;
  • администратор, ведающий приемом товаров – 39 000;
  • продавец-консультант – 28 500;
  • инженер по охране труда – 43 000;
  • логист – 24 800;
  • кассир – 26 000;
  • ИТ-специалист – 35 000;
  • руководитель логистического отдела – 48 000;
  • работник кадровой службы – 33 000.

Менеджерам по продажам обычно начисляют – 35 000, а их подчиненным – 22 000. Специалисты, занимающиеся закупками, могут получать 39 000.

Администраторы торгового зала зарабатывают около 45 000. В Леруа Мерлен они трудятся по плавающему графику.

При этом продавцы-консультанты делятся на две категории. У представителей первой оклады больше, так как ее присваивают людям, хорошо разбирающимся в строительной технике и инструментах.

Работники, относимые ко 2-й категории, зарабатывают меньше, но и особых знаний от них не требуется.

Какой размер имеет зарплата простых работников

Персонал должен быть стрессоустойчивым, нацеленным на дальнейшее развитие, о чем говорится и на официальном сайте работодателя. Устраивающимся на это место работы присуща наибольшая текучка, причиной которой часто становится неумение находить общий язык с начальством.

  • Администратор торгового зала является в ночное время основным руководителем гипермаркета. График работы назначается индивидуально, в зависимости от ситуации в отдельно взятом магазине, преимущественно он плавающий. Величина заработка может достигать 45 000 рублей.
  • Руководитель секции контролирует работу этого подразделения, специализирующегося на определённом виде товаров. В его обязанности входит непосредственное управление персоналом отдела, заказ товара, распределение обязанностей, составление графика работы и решение возникающих организационных вопросов. Может быть пятидневная рабочая неделя, выход по сменам. Средняя величина зарплаты на данной должности при достижении хороших результатов достигает 50 000 рублей.
  • Продавец-консультант, кассир. Основная деятельность заключается в выкладке и перемещении товара по закреплённому за ним сектору. Сотрудник должен хорошо знать характеристики продукции отдела, в котором он трудится. Постоянные консультации клиентов также входят в обязанности данного персонала.

Интересно! Величина заработной платы сотрудников торгового зала практически во всех компаниях, специализирующихся на продаже, зависит от выручки магазина и сектора, в котором они трудятся.

Размер их дохода начинается от 15 000 и максимально может достигать 40 000 рублей при хороших показателях продаж.

Зарплата тружеников зала в Леруа Мерлен, по состоянию на 2022 год, не слишком высокая. Так:

  • кассирам насчитывают около 26 000;
  • обычным продавцам консультантам – 28 000, а тем, что специализируются на различных видах техники, – 31 000;
  • выкладывающему товары персоналу – 23 500.

Что важно, зарплата не является фиксированной. Ее размер в Леруа Мерлен в немалой степени зависит от отработанного человеком времени и проявленной активности. Проще говоря – чем больше смен у него выйдет в месяц, тем солиднее окажется сумма.

При этом минимальные зарплаты встречаются только в магазинах, открытых в провинции – самая маленькая ставка не превышает 15 000. Максимальные оклады имеют руководители – до 92 400.

Складские работники в Леруа Мерлен берут, напротив, фиксированную зарплату. То есть она почти не зависит от того, какой будет выручка магазина в отчетном месяце.

Работники грузовой зоны

Для женщин здесь предусмотрены вакансии товароведа или начальника склада. Работа в грузовой зоне заключается в приёме, разгрузке, хранении и распределении вновь прибывшего товара на складе.

По мере необходимости грузчики и водители погрузчиков помогают сотрудникам торгового зала в перемещении продукции в нем. Преимущественно происходит это в ночные смены, когда количество клиентов гипермаркета минимальное.

Руководителем отдела (товароведом, в его отсутствие начальником склада) оформляются сопроводительные бумаги: накладные, счета-фактуры, документы, подтверждающие качество товаров.

Полезно знать! Чаще всего заработная плата сотрудников складской зоны в меньшей степени связана с размером месячной выручки гипермаркета. Хотя определённый процент от количества продаж они и получают, он заметно меньше, чем у работников торговой зоны. При меньшей величине премиальных размер оклада здесь выше, поэтому уровень дохода тех и других практически идентичен.

Размеры зарплат управленцев

Зарплата управленцев в Леруа Мерлен заметно больше, чем у рядовых сотрудников. Так, например, руководителю городской сети платят 70 000, а:

  • менеджеру в регионе – 42 000;
  • начальнику секции – 32 900;
  • директору магазина – 67 000;
  • главному бухгалтеру – 54 000.

Доходы руководящих кадров гипермаркетов напрямую зависят от прибыли приносимой торговым заведением. Если месяц окажется не слишком удачным, то директор и прочие представители администрации получают меньше, и наоборот.

Начальникам, трудящимся в штаб-квартире Леруа Мерлен, располагающейся в Москве, в среднем насчитывают 80 000.

Как поступить в Леруа Мерлен

Чтобы выяснить, на какой точно размер зарплаты стоит надеяться, необходимо наладить прямое общение со специалистом кадровой службы компании.

Такие сотрудники есть при каждом магазине Леруа Мерлен. Достаточно перезвонить туда или зайти лично и договориться о собеседовании. По его итогам вам предложат определенную ставку и разъяснят все особенности начисления заработка.

На собеседование необходимо принести свое резюме, но если вы откликнулись на вакансию, размещенную на каком-нибудь профильном сайте, то в этом нужды не будет, ведь всю информацию кадровик найдет в вашей онлайн-анкете.

В процессе интервью необходимо показать компетентность, а также свободное владение русским языком и умение хорошо формулировать свои мысли.

Работник компании всегда спрашивает о причинах увольнения с предыдущей работы. Здесь надо честно рассказать, что именно вас не устраивало.

В Леруа Мерлен ценят пунктуальность и обязательность, а потому не опаздывайте на собеседование.

Требования к соискателям

Чтобы устроиться в один из магазинов сети Леруа Мерлен, необходимо соответствовать определенным критериям. Основные из них таковы:

  • высокая коммуникабельность;
  • стрессоустойчивость;
  • аккуратность;
  • вежливость;
  • хорошее здоровье;
  • надлежащая физическая подготовка;
  • компетентность.

Преимущество получают лица, знающие строительное дело или имеющие опыт отделочника и продавца. Все дело в том, что сотрудникам часто приходится давать консультации покупателям по тем или иным ремонтным работам, а без практических навыков сделать это невозможно.

Распространенные вакансии

К самым распространенным вакансиям магазина относятся:

  • Продавец-консультант Леруа Мерлен;
  • Продавец-консультант определенного отдела;
  • Менеджер отдела;
  • Стажер в службу персонала;
  • Ночной логист;
  • Складской менеджер;
  • Кассир – консультант.

Доход в Леруа Мерлен по регионам

Зарплата в Леруа Мерлен в Москве существенно выше, чем в Уфе или Нижнем Новгороде. Итоговый размер выплаты зависит от нескольких факторов: должность, общая выручка магазина, общая выручка продавца-консультанта, количество отработанных смен.

Уровни зарплат в Леруа Мерлен для разных должностей по регионам (данные представлены на начало 2022 года):

Город Должность Размер заработной платы
Самара Менеджер отдела коммерции Договорная
Нижний Новгород Сотрудник склада От 20 000
Домодедово Кассир-консультант 33 500
Москва, ЮВАО Логист (ночная смена) 34 000
Ступино Продавец-консультант 33 500
Череповец Продавец-консультант 22 000 (при условии работы по графику 5/2)
Пермь Продавец-консультант От 19 000
Курск Начальник отдела 37 500
Краснодар Начальник склада 57 000

Зарплата в СПБ для инженера-энергетика в компании Леруа Мерлен составляет от 42 000, для продавца-консультанта – от 22 000 рублей.

Для работников склада и продавцов зарплата в таких городах, как Казань, Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург, начинается от двадцати двух тысяч рублей.

В Краснодаре, Сочи и других городах Юга России средняя ставка на день для сотрудников зала – 1200 рублей. работу получают только стрессоустойчивые, коммуникабельные и мобильные претенденты.

Основное требование – готовность к физическим нагрузкам. На должность с зарплатой выше среднего могут быть приняты соискатели, обладающие знаниями по отделочным и строительным работам и имеющие опыт в сфере продаж.

Достижения и перспективы

Благодаря вниманию к деталям и европейскому опыту “Леруа Мерлен” стал одним из мировых лидеров рынка Do It Yourself (Сделай сам).

Компания достигла такого успеха в самых различных уголках мира благодаря адаптации к местным особенностям, сохраняя при этом свои ценности и культуру. “Леруа Мерлен” – надежный партнер для любого региона.

“Леруа Мерлен” создает экономическую динамику в регионе, сотрудничая с местными компаниями. А также предлагает рабочие места с гарантиями высоких стандартов в области социальной политики и охраны труда.

Помимо этого, “Леруа Мерлен” стимулирует активное развитие сети региональных поставщиков. Главным при развитии “Леруа Мерлен” в новых странах является желание улучшить качество жизни местных жителей.

Сегодня перед сотрудниками “Леруа Мерлен” открываются широкие возможности для профессионального и карьерного роста.

Ведь один магазин – это 350-500 рабочих мест в разных профессиональных областях: менеджер, продавец-консультант, кассир-консультант, сотрудник склада и многие другие.

Читайте также:
Средняя зарплата врачей, учителей, воспитателей детских садов и представителей других профессий в Алтайском крае в 2022-2022 годах. Сколько зарабатывают водители
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: